Общество   

«Бойтесь румын, карпатские братья!»

Что левые силы думали об идее «Великой Румынии» сто лет назад?

Идея «Великой Румынии» не нова, и писали и пишут о ней уже давно. Обратимся к собственно румынским газетам периода, когда рождалась и воплощалась идея "Великой Румынии", — к началу века в период Первой мировой войны. 

В начале XX столетия политическая элита Румынии торговалась с двумя противоборствующими лагерями, на какой стороне вступить в Первую мировую войну. Пряником служил фактор территориального расширения. Румынские политики метались между двумя противоборствующими блоками, как буриданов осёл между вязанками хвороста, всё подсчитывая и взвешивая, где прибыль будет больше и весомее. Помня, что бедный осёл умер от голода, так и не решив, какая же вязанка больше, подсчитав для себя, что, если выступить на стороне Антанты, то приобретения будут «жирнее» и весомее, Румыния, в конце концов, вступила в войну на стороне этого союза. Великобритания, Франция и Россия обещали в случае победы Румынии Трансильванию, а Германия, Австро-Венгрия, Османская империя и Болгария — часть пруто-днестровских земель.
Подчеркнем, что Румыния вступила в Первую мировую войну не в результате нападения на неё другой державы. Не была связана Румыния союзным договором или оборонным пактом ни с какой из держав Антанты или Четверного союза, поэтому после начала Первой мировой Румыния оставалась формально нейтральным государством. Главной и единственной целью вступления в войну был захват территорий.
Сразу после начала войны была развернута широкая пропаганда, направленная на жителей Трансильвании. Одновременно стала звучать и острая критика. Социалисты Румынии писали, что патриоты своей страны стремятся к объединению с румынами из Трансильвании в демократическом государстве. Однако планы «Великой Румынии» не имеют с ними ничего общего. «Самые темные политиканы мечтают стать, по крайней мере, министрами Великой Румынии; продажные журналисты — превратиться в директоров крупнейших европейских газет с миллионами читателей… полицейские агенты метят в руководители генеральной сигуранцы, а стражники мечтают стать, по крайней мере, префектами полиции. Все они живут в ожидании воплощения национального идеала, все грезят о наживе…» Так писала România muncitoare 28 октября 1914 года.
Особая заслуга в антивоенной пропаганде принадлежала левому крылу социал-демократии. Эсдеки предупреждали, что объединение с Румынией не принесет трансильванцам ни облегчения гнета, ни прекращения беззакония. «Освобожденные румыны», писала Lupta zilnică, быстро почувствуют все прелести «настоящей румынской» цивилизации: у них, прежде всего, отнимут всеобщее избирательное право; им будут продавать гвозди, известь, табак, спички, бумагу и другие товары по «подлинно национальным» (то есть монопольно высоким ценам). В городах и уездах появятся префекты и примары, у которых при занятии должности за душой не будет ничего, кроме опротестованных векселей, а при уходе — многотысячные достояния. «Освобождённые» трансильванцы станут переплачивать за воду, свет, квартиру, строительство и мощение улиц. И всех взносов будет «не хватать» для того, чтобы поддержать город в чистоте. Им посадят администрацию, отличающуюся «турецкой скупостью и восточным произволом». Она научит «братьев из-за Карпат», что такое «бакшиш», без которого «двери не открываются, бумаги лежат без движения, а печати дремлют в ящиках». Начав забастовку, они столкнутся с полицией и войсками; они не смогут найти помещения для митинга, одним словом, будут лишены всех прав, обещанных по конституции» (газета Lupta zilnică от 3 декабря 1914 года).
Все эти «прелести» ждали трансильванцев, а также волею судеб и молдаван сразу после окончания Первой мировой войны. Произвол властей, нищета, коррупция, террор. Причём в отношении молдаван всё было гораздо хуже. Если Трансильванию присоединили и это было признано на международно-правовом уровне, то Бессарабия была на правах оккупированной провинции. Поэтому террор и произвол властей плюс национальный гнёт были близки к самому жёсткому и жестокому колониальному правлению.
Румынская пресса почти вековой давности очень напоминает нынешние реалии. Достаточно посмотреть на то, как ведут свою хозяйственную деятельность прорумынские силы в Кишинёве и в районах. Для многих представителей политического и чиновничьего класса Молдовы принципы террора, грабежа и насилия являются единственно возможными «цивилизованными способами» управления. И как и сто лет тому назад, все эти действия производятся до того, как Молдова стала частью «Великой Румынии».

 

0