Политика   

Съезд победителей

Коммунисты с уверенностью смотрят в будущее
Председатель ПКРМ Владимир Воронин держал двухчасовую речь. Много времени было нужно на то, чтобы вспомнить тех, кто скромно, но не жалея сил ковал победы коммунистов задолго до 2001 года.  

Название этой статьи может у кого-то вызвать ассоциации со знаменитым, получившим такое название съездом ПКРМ, после первой одержанной парламентской победы. Тогда, как вспоминают коммунисты, всех буквально обуревало чувство эйфории и преисполненность человеческого достоинства. Сейчас – немного другие оттенки эмоций. Гордость за проделанную работу. Уверенность в собственных силах. Дань уважения ветеранам ПКРМ. Непреклонное желание идти вперед. А значит, в зале присутствовали все те же победители. 

Председатель ПКРМ Владимир Воронин держал двухчасовую речь. Много времени было нужно на то, чтобы вспомнить тех, кто скромно, но не жалея сил ковал победы коммунистов задолго до 2001 года.
В докладе была проанализирована политическая история партии коммунистов – путь от политического подполья к двум парламентских победам. Сначала внепарламентская борьба, затем обращение к народу в качестве самой крупной, но оппозиционной фракции в парламенте. Затем – работа в качестве партии власти. Внимание к тем качествам партии коммунистов, которые сделали возможным невероятный политический успех. И, конечно, детальный отчет по предвыборным обещаниям, по основным социальным и политическим показателям, которые описывают неполные восемь лет работы во всех органах власти. Главный итог – очевиден. Практически все важнейшие предвыборные обещания, за исключением урегулирования приднестровской проблемы – выполнены.

 

Председатель ПКРМ Владимир Воронин: «В 2001 году мы решились на беспримерную реанимацию общества, экономики, культуры, социальной сферы. Восемь лет под огнем жесточайшей критики, под пристальным взором наших избирателей, в условиях, когда каждый шаг, каждое политическое решение, каждый управленческий ход требовали новизны, компетентности, уверенности в собственных силах. Да, сегодня мы смело можем утверждать, что такой масштабной, целеустремленной и результативной работы по всем без исключения направлениям не знала история молдавской независимости. Главный наш итог очевиден – страна спасена, страна развивается, мы отстояли свою независимость и право быть народом, достойным собственной государственности в XXI веке».

Торжественное собрание коммунистов был далеко не формальным и скучным мероприятием, со спящими в зале и манящим буфетом. Оглашенные в докладе председателя партии результаты, призывы Воронина не почивать на лаврах и работать дальше вызывали овации, из-за которых докладчик неоднократно был вынужден прерываться.  
Коммунисты сегодня настроены на победу точно так же, как в 1993, в 2001 или в 2005 годах. Как члены ПКРМ видят прошлое и будущее, узнавал журналист «Пульса».
 

Владимир Кобиль, один из 169 делегатов первой учредительной конференции 22 октября 1993 года.

 

С 1990 по 1993 партия была под запретом. Фактически роль первичных партийных ячеек фактически взяли на себя ЖЭКи. Там мы собирались, обсуждали политическую жизнь в стране и даже принимали новых членов. Так и продержались до 1993 года.  
Помните, как сказал президент Владимир Воронин? «Мы отличаем члена партии от коммуниста!». Время берет свое, и многих участников той учредительной конференции уже нет в живых. Но у истоков возрождения партии стояли настоящие коммунисты!

 

Николай Цвятков, секретарь буюканского РК ПКРМ

Мне близки те идеи и ценности, которые отстаивает партия коммунистов. Как и любая настоящая партия коммунистов, ПКРМ находится в постоянном поиске, постоянно реформируется. Находит новые методы и способы решения своих целей и задач. Но фундаментальная характеристика партии остается прежней - и тогда и сейчас ПКРМ остается чуть ли не единственной промолдавской партией. Ни пророссийской, ни прорумынской, ни прозападной, а именно промолдавской. Вот, что важно лично для меня.

Михаил Полянский, первый секретарь чеканского РК ПКРМ

 

Мое знакомство с партией произошло в 1994 году, когда в стране творился хаос. Я «прибился» к редакции «Коммуниста» и стал внештатным корреспондентом партийной газеты. Там в середине девяностых была совершенно особая творческая атмосфера, совершенно особые люди и редактор – Евгений Ткачук.
Сейчас гораздо проще быть коммунистом, чем тогда. Все понимают, что ПКРМ – это сильная и современная партия. А тогда это слово было втоптано в грязь, наши ценности были осмеяны. Был откровенный прессинг. Сколько наших коммунистов попадало в полицейский участок, сколько раз ломали руки пожилым людям.
Партия стала молодеть уже в 2001 году. Становилось все больше молодых людей. Особенно много к нам приходило во время избирательной кампании: тогдашняя ситуация в стране не оставляла равнодушной молодое поколение.
Партия – это живой организм, который постоянно развивается. Любая партия обязана модернизироваться, если она не хочет уходить с политической сцены.

Ирина Влах, депутат парламента. Первый секретарь комратского райкома ПКРМ.

Те изменения, которые происходили с 2001 года, когда ПКРМ была у власти - действительно реальные изменения, улучшившие жизнь населения. В последнее время к нам приходит все больше молодых людей. У нас, в Гагаузии, очень хорошая молодежь. За последние месяцы мы приняли около двадцати молодых ребят.
Кстати, я самый молодой депутат среди женщин. Люди моего возраста действительно по-другому смотрят на проблемы. Но сегодня в партии нет сильных разногласий между старым и новым поколением, как бы наши оппоненты не пытались их разглядеть. Мы всегда находим компромисс.

Николай Агафапудов, освобожденный секретарь вулканештского РК по идеологической работе.

Впервые о существовании ПКРМ я узнал на парламентских выборах 1998 года. Помню, тогда активисты разносили небольшие агитки на недорогой бумаге. Очень меня удивила русская фамилия лидеров коммунистов – Воронин.
В моей семье очень болезненно воспринимали тотальное отрицание всего советского. Когда я учился в школе, история второй мировой войны преподавалась совсем не так, как ее рассказывал мой дед. Конечно, у нас не переименовывали улицы и не убирали памятники, но к этому все шло. Я уже не говорю, что само государство было в коллапсе..
В 2001 году ПКРМ была проблеском надежды, в который верили далеко не все. Когда я получил право голоса, у меня не было вопросов, за кого голосовать. В 2005 году я уже участвовал в избирательной кампании. Но на тот момент я был сторонником, а не членом партии. А потом мне дали устав партии почитать. Я внимательно прочитал программу, еще ту и старую. И я понял, что могу подписаться под каждым пунктом.

 

0
 

Читаемые