Политика   

Театр двух актеров

Сергей Рязанцев рассказывает о предвыборной борьбе Обамы и Маккейна то, что не попадает в телефир
Оба персонажа ещё на авансцене, под светом софитов, на арене публичных дебатов, на трибунах — в окружении сторонников и собственных портретов. 

Меньше недели осталось до часа икс в новейшей американской истории. Четвертое ноября — своего рода дедлайн, последний день выборов, причём тотальных — от местных судей до президента страны. И если в первом случае спектр альтернатив у американцев широк, кандидатур много, то во втором — их всего две. Джон Маккейн и Барак Обама. За что голосуют американцы? 

Оба персонажа ещё на авансцене, под светом софитов, на арене публичных дебатов, на трибунах — в окружении сторонников и собственных портретов.
За кого голосовать? За престарелого республиканца, трижды переболевшего меланомой, истерзанного боевыми ранениями ветерана Вьетнамской воны? Или за темнокожего демократа, сына иммигранта из Кении, гражданина страны, в которой ещё совсем недавно существовали заведения только для белых, страны, в которой застрелили Мартина Лютера Кинга? Многие граждане США уже сделали свой выбор в те отводящиеся для досрочного голосования пять недель, что предшествуют знаменательной дате. Но предварительные итоги пока сохраняются под завесой тайны, чтобы не уменьшать энтузиазма главных действующих лиц.  
Кандидаты сделали эти выборы во многом беспрецедентными для своей страны. В первую очередь, в том, что касается финансовой части. Только на президентскую кампанию в США на сей раз, в разгар экономического кризиса, как заверяет авторитетная Chicago Tribune, была затрачена рекордная сумма в 2,4 миллиарда долларов. Тогда как в 2004-м всего во время выборов, на всех уровнях, было использовано 2,6 миллиарда. И тому, и другому кандидату расходование столь солидных средств надо оправдывать. И единственная возможная компенсация — победа, ради достижения которой республиканец и демократ прилагают немалые усилия.  

Фигура первая. «Дядя Сэм» и «астронавт» из Аляски
Козыри

В плюсах Джона Макейна главный — тот, что связывает его с давней армейской жизнью. Ветеран войны во Вьетнаме, проведший пять с половиной лет в плену, где ему перебили практически все кости, вызывает немалое сочувствие у доброй части консервативного электората Америки. У тех граждан США, которых переполняет нежная любовь к армии, у тех, кто испытывает ностальгическую тоску по известному лозунгу Рональда Рейгана «Стабильность посредством силы». В своё время фотография Маккейна в форме и на костылях на встрече с президентом Никсоном обошла все крупные издания Штатов. Теперь он сам может стать главой государства, которое, согласно его патриотическому девизу Country First, должно быть на первом месте в жизни каждого гражданина.  
Второй плюс Маккейна, как и история военного узника, кроется в его же беде. Он трижды боролся с меланомой. И трижды побеждал. В представлении многих его активная политическая жизнь после тяжелого онкологического заболевания — это проявление мужества и характера. Другое дело, что он до сих пор рискует заболеть раком кожи, а по студии, где проводятся дебаты, передвигается мелкой поступью старого, больного человека.

Во время споров с оппонентом он предпочитает тактику доброго, бесхитростного, но уверенного в себе наставника. Он отец народа, «дядя Сэм». К аудитории вкрадчиво обращается «мои друзья», убежденно в каждом втором предложении напоминает, что «у нас наилучшая страна, где живет наилучший народ». Вызывая легкое недоумение у вслушивающихся цитатами вроде «мы, американцы, наилучшие экспортеры и импортеры», он настойчиво использует патриотическую струнку, самую доступную и чувствительную в слуховом аппарате граждан свободной страны, победившей англичан, индейцев, японский милитаризм, Саддама Хусейна и Слободана Милошевича.  
Ещё один плюс кандидата от республиканцев кроется в том, что его партию традиционно поддерживают богатые семьи, главы крупных компаний. Республиканцы продвигают лояльные к их бизнесу законы, периодически снижая налоги на прибыль, те, в свою очередь, отвечают «чистоганом». Главный страх, муссирующийся в среде американских миллионеров, заключается в следующем: «вот придут демократы, как большевики в 17-м году в России, и всё у нас отберут со своими социальными программами». Капиталы, заработанные либо унаследованные, они хотят расходовать исключительно по своему усмотрению.  
В городке Санкт-Петербурге, что в штате Флорида, была у меня возможность пообщаться с президентом местного яхт-клуба, человеком, понятное дело, небедным. Почти двадцать лет его контора активно «играла» на бирже, скупая и продавая акции. В 1999 году он её целиком продал за 750 миллионов долларов. Сейчас на эти деньги живёт он и вся его родня. И желает этот человек сам решать, сколько тратить на медицину и образование. Пусть, дескать, остальные попашут, как я. С чего вдруг делиться? Объяснять, что не все могут играть на бирже, что кому-то надо учить, кому-то лечить, а кому-то водить автобус, — бесполезно. Это его собственность, а собственность в Штатах — дело святое. Он искренне сочувствует шведским и датским бизнесменам, считая политику этих европейских государств садисткой по отношению к предпринимательству. Конечно, такие люди будут всеми силами поддерживать тех, кто им не будет чинить препятствий в осуществлении американской мечты.

Скелеты

При этом минусов на стороне Маккейна ничуть не меньше, чем плюсов. Главная его проблема заключается в том, что многими — и на этом делает постоянный акцент Обама — Маккейн воспринимается как наследник Джорджа Буша-младшего, самого непопулярного президента Америки за всю историю. Войны в Ираке и Афганистане, рост расходов на армию ложатся густой тенью на доблестную биографию Маккейна. И хотя он пытается как можно дальше отстранить свой образ от Белого дома, говоря, что он вовсе не Буш, что он Маккейн и зовут его даже не Джордж, а Джон. Всё равно действующий президент его поддержал, сам Маккейн — ярый сторонник военных действий в Ираке. До конца отбелиться и отмежеваться не удастся.
Но самое тяжелое бремя, которое наследует Маккейн в этой кампании от Буша, — это глубокий экономический кризис, в котором большинство граждан обвиняет нынешнего президента. В тысячах домов в Штатах забиваются окна, поскольку люди не справляются с выплатами ипотечных кредитов, по всей Америке — массовые сокращения, цены растут, каждый американец, включая детей и стариков, уже накопил 86 тысяч долларов долга, здравоохранение стало ещё менее доступным для небогатых людей. Обещания Маккейна справиться с кризисом только потому, что «американцы самые трудолюбивые люди на земле», оптимизм вселяет далеко не во всех.
Другая большая проблема Маккейна — его соратница, кандидат в вице-президенты Сара Пэйлин. Многих американцев действительно пугает то, что это привлекательная, но не очень образованная женщина в случае смерти Маккейна-президента (мало ли что может случиться с человеком на восьмом десятке при риске рака и куче военных ранений) возглавит государство. Поскольку тогда даже Джордж Буш-младший на её фоне будет казаться профессором Гарвардского университета.  

За недолгое время этой кампании Пэйлин уже успела наломать столько дров, что даже «тёртый калач», искушённый республиканец, бывший госсекретарь США Колин Пауэлл заявил, что будет голосовать за Обаму, поскольку ему несимпатична партнерша Маккейна. Сара Пэйлин попадает из одной конфузной ситуации в другую. Так, в прошлом мэр 9-тысячного городка в Аляске заявила, что хорошо знает Россию, поскольку её прекрасно видно из родных ей мест. Можно позавидовать зоркости кандидата в вице-президенты, рассмотревшей вражеские бастионы сквозь горы, ледники, Берингов пролив и шапки эскимосов. Но, как справедливо заметил по поводу этой реплики один из актеров американского комедийного канала (очень популярного среди демократов): «Из моего окна хорошо видно Луну, но это не делает меня астронавтом».
Последний громкий скандал вокруг Сары Пэйлин связан с тем, что на её парадные костюмы из средств штаба республиканцев было потрачено 150 тысяч долларов. Женщина вынуждена была оправдываться, заверив, что после компании наряды будут розданы людям в рамках благотворительных акций. Если, конечно, костюм от Prada сможет успокоить потерявшую жилье мать-одиночку.
В своих речах против Барака Обамы Пэйлин не мудрствует, она прямо называет политического противника террористом. Только потому, что восьмилетнего Обаму как-то «застукали» за изготовлением самодельной петарды. Ну и при этом в его тройном имени обнаружилось нежелательное Хусейн, которое иногда сознательно произносят ещё и как Усама. Учитывая страх американцев перед «Аль-Каидой», следующий сразу после страха заболеть, такие акценты в среде неиспорченных образованием людей бывают очень эффективными.

Фигура вторая. Чикагские идут
Козыри

Главные плюсы Обамы, по мнению моих собеседников, заключаются в том, что он значительно моложе своего оппонента и при этом в помощниках у него не Сара Пэйлин, а Джозеф Байден. Человек высокого интеллектуального уровня, остающийся в тени Обамы, и пока ещё ничего «неотморозивший» на публике.  
Девиз темнокожего кандидата — почти как в знаменитой песне Цоя «Перемены, которые нам нужны». И действительно, многие ожидают, что с приходом придерживающегося левых убеждений демократа, США сможет вырваться из той психологической ямы, в которую скатились в последнее время. Но при этом в ультралиберальной Америке воззрения Обамы представляются чуть ли не коммунизмом. И действительно, на фоне республиканского кандидата Обама выглядит революционным защитником обескровленной кризисом части нации. На самом же деле, скорее, ему близки идеи европейской социал-демократии.

В ультралиберальной Америке воззрения Обамы представляются чуть ли не коммунизмом. И действительно, на фоне республиканского кандидата Обама выглядит революционным защитником обескровленной кризисом части нации. На самом же деле, скорее, ему близки идеи европейской социал-демократии.

За Обаму голосуют люди, которые утверждают: «Мы больше не хотим быть боссами для всего мира. У нас достаточно своих проблем». Они надеются, что Обама, наконец, закончит операцию в Ираке, в которой увязла нынешняя администрация Белого дома. Естественно, за демократа будут голосовать и голосуют иммигранты, за права которых выступает сенатор от штата Иллинойс.  
Кроме того, электорат Обамы, рассчитывая на интеллектуальный потенциал выпускника Колумбийского и Гарвардского университетов и его команды, действительно поможет преодолеть стране экономический кризис. Правда, кандидат от демократов не разделяет радужных настроений его оппонента по этому поводу, призывая принять участие в решении проблем всех граждан, говоря о том, что американцы чрезмерно много потребляют. Что настало время и для экономии.
И правда. Ведь не обязательно 70 процентам водителей передвигаться исключительно на джипах. Притом, что литр бензина в Америке стоит ниже, чем в Молдове (примерно 90 центов), а доходы — во много раз больше. И не обязательно есть так много, когда одной порцией ланча в придорожном кафе можно накормить половину африканской деревни. И так ожирением страдает чуть ли не каждый второй.
Многие в США на экономию согласны. Тем более, когда на себе ощутили, что потерять можно гораздо больше.

 
Скелеты

Главный недостаток Обамы — то, что многими трактуется как абсолютное достоинство, его молодость, которая предполагает недостаточную опытность кандидата в большой политике.
Кроме того, хороший оратор Обама иногда прибегает и к чистой воды популистским приёмам. Например, во время кампании он пообещал для преодоления кризиса освободить всех граждан, у которых доход ниже 250 тысяч долларов в год, от уплаты подоходного налога. Учитывая, что доход в 100 тысяч в Америке считается хорошим, можно предположить, что главное бремя будет возложено на состоятельных людей. Справится ли с таким сокращением доходов государственная казна, не известно.
Надо также помнить, что в Штатах ещё сохранились отголоски не очень толерантного прошлого к афроамериканцам. Особенно в «ковбойских» штатах. По этому поводу приходилось слышать даже такое странное мнение от одной демократки: «Я бы голосовала за Хиллари Клинтон. А сейчас буду за Маккейна. Потому что если победит Обама, его могут убить консерваторы. И тогда вспыхнет «цветная» революция, наподобие той, что чуть не произошла после убийства Мартина Лютера Кинга. Я беспорядков не хочу».
Помимо этого, многие считают Обаму недостаточно жестким политиком. С чем, правда, не согласен Пол Грин, профессор Рузвельтского университета в Чикаго, в котором вместе с ним шесть лет преподавал и Барак Обама: «Необходимо понимать, что Чикаго — достаточно суровый в этом отношении город. Вырваться на политический свет совсем не просто. Мне кажется, Барак, как и его жена Мишель, которая также работала в администрации мэра Чикаго Ричарда Дэйли, получили здесь хорошую закалку. Кроме того, Обама очень амбициозный и быстро обучаемый человек».
Касательно того, что с приходом Обамы возможно изменение внешней политики США, Пол Грин высказался неоднозначно: «Проблема американцев заключается в том, что они не очень заботятся об остальном мире. Результатом такой беззаботности стало негативное отношение к нам со стороны людей из других стран. Конечно, во внешней политике Обама будет более открытым. Это будет касаться и глобального потепления, и по поводу Ирака он, скорее всего, сохранит свое нынешнее отношение, что операцию пора заканчивать. Что касается России, ситуации в Грузии или у вас в Молдове сейчас, как мне кажется, американцы будут гораздо больше сконцентрированы на своих внутренних проблемах и не очень активно участвовать в решении ваших.
В отношении Ирана он тоже будет более спокойным, но только если не повторится вдруг 11-е сентября. Тогда Обама будет первым, кто станет действовать. Надо понимать, что из всех президентов-демократов к нему будет самая повышенная требовательность со стороны консерваторов. Они будут виться над ним как коршуны в ожидании ошибок».
Интересное сравнение обнаружил профессор в биографиях у Барака Обамы и Владимира Путина. Нет, у Обама нет за спиной работы в спецслужбах. Просто он человек из достаточно сильной команды мэра Дэйли, так же как и Путин был человеком мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака. И теперь многие говорят о том, что неформальной столицей США при победе Обамы может стать именно Чикаго, откуда кандидат от демократов может привести с собой много людей. И как при Путине в Москве говорили о «питерских», в Вашингтоне могут заговорить о нашествии «чикагских».

 

0
 

Читаемые