Общество   

7 апреля. Четыре года спустя

Миф о «победе революции» и «наступлении эры свободы» разложился окончательно и начал дурно пахнуть для всех
Есть вещи, которые не одолеет ни пропаганда, ни "давность лет", ни "политическая целесообразность".

Иногда кажется, что молдавское общество, которое всякого за века на своем веку перевидало, как-то научилось с этим жить. Но так только кажется. Время затягивает любые траншеи и воронки. Но никогда не до конца. 7 апреля 2009 года было и по сей день остается линией водораздела, и объединительные мостки через этот, наполненный негативными эмоциями ров, будут переброшены лишь после того, как общество получит исчерпывающие ответы на все вопросы, касающиеся этой мрачной даты. До тех пор апрельская семерка будет висеть над нашим национальным единством дамокловым топором.

Впрочем, подавляющему большинству граждан страны и так все понятно. Вопрос за малым: за официальным вердиктом, который положит конец головокружительным политическим карьерам, берущим начало именно 7 апреля 2009 года. Причем, желательно, чтобы этот вердикт стал не только исчерпывающим в своей политико-правовой мотивации, но и международно признанным. Так уж повелось у нас: интернациональная легитимность является одновременно и внутренней. Именно по этому пути пошла четыре года назад тогда еще правящая ПКРМ: внутреннее следствие, которое велось одновременно и на парламентском, и на правовом (МВД, прокуратура) уровнях, дополнялось максимальной открытостью к международной экспертизе. Скрывать было нечего. 

Именно в итоге нежелания ПКРМ и лично Воронина допустить усугубления раскола, очевидные для всех зачинщики манифестаций, приведших к погромам, оказались не на скамье подсудимых, не на тюремных нарах, а за круглым столом политических переговоров. Так, через диалог при европейском посредничестве уже удалось погасить конфликт образца 2002 года. Это казалось универсальной схемой преодоления конфликтов. Не учтено было всего две вещи. Первая: по степени отмороженности и цинизма лидеры «революции» 2009 года сильно превосходили главного бунтаря начала «нулевых» Юрия Рошку. Вторая: к тому моменту «европейское» уже не обозначало «цивилизованное и объективное». 
 
Впрочем, исторический факт остается историческим фактом: в Молдове тогда не случилось масштабной гражданской войны, которая была вполне вероятно, прояви тогдашние власти пусть и уместную жесткость. А все остальное по сравнению с этим – несущественно. 
 

Как бы мелочи

 
Власть, воцарение которой так или иначе связано с апрельскими событиями все эти годы, помаленьку, на миллиметр сдвигала акценты в их общественной оценке. Так, из провластных СМИ, из спичей лидеров АЕИ, окончательно и бесповоротно выпал «формальный» повод, под который тогдашняя оппозиция собрала людей в центре Кишинева. Речь идет о громком лозунге о «сфальсифицированных», «украденных» выборах. Ни по горячим следам, ни тем более сегодня обществу не представлено ни одного доказательства этого серьезнейшего правонарушения. Больше того, есть серьезные подозрения, что Центризбирком во главе с Юрием Чеканом, в отличие от всех остальных «слуг коммунистического режима» не только не утратил пост, но и обзавелся элитной недвижимостью, снизил реальный результат самой ПКРМ. Но и без этого ясно: пресловутая «революция» была изначально построена на чудовищной лжи, на грубой клевете, на навете. 
 
Но «авторов» это нисколько не заботит. По их сегодняшней версии, являющейся совершенно официальной, молодежь четыре года назад вышла вовсе не по призыву оппозиции и вовсе не протестовать против «украденных», якобы, у нее выборов, а так – вообще и абстрактно – против диктатуры. Знаменитые слова Филата в день погрома про «бессовестно крали» в отношении результатов выборов старательно присыпают архивною пылью. «Мирный протест против фальсификации» легким движением руки превратился в «антикоммунистическую революцию». 
 
Дальше – «мелочи», лишь дополняющие картину. Жертва превратилась в «жертвЫ», и их, не существующих в природе, депутаты бывшего альянса поминают вставанием в молдавском парламенте. «Организаторы» протестов 6-7 апреля 2009 года все еще наличествуют в эфирном пространстве, но в виде бестелесных, безымянных духов. О них так и говорят: «Организаторы объявили, что акция завершена 6 апреля», «Организаторы объявили новую акцию, призвав выйти 7 апреля к памятнику Штефану чел Маре». Кто эти организаторы, почему так сложно назвать их имена, одни ли и те же «организаторы» завершали акцию 6-го и объявляли новую акцию 7-го? Неужели так трудно поглядеть по IP-адресам, от кого исходили уведомления? А зачем? Наличие «организаторов» мешает версии о «спонтанной» революционной волне против «диктатуры» и обречены, как всякие призраки постепенно растворяться, сходить на «нет». В том числе, в буквальном смысле. «Принцесса революции» Наталья Морарь 7 апреля 2013 года, судя по размещаемым в социальных сетях фотографиям, предпочла прогулки по Одессе. 
Чем чудовищнее ложь… 
 
С главной ложью об «украденных выборах» может поспорить только другая ложь – о том, что коммунисты, мол, сами организовали погромы. Корявая логика в подобном мифотворчестве, надо сказать, просматривается. Молодежь (уже без организаторов) пришла мирно протестовать уже не против фальсификации выборов, а против «диктатуры», а подлые коммунисты сами все пожгли, а потом обвинили тогдашнюю оппозицию. Многие поверили. У нас вообще всегда охотно верят в любую парадоксальную теорию заговоров – будь то, самоподжог на радостях от убедительной победы на выборах, или рейдерский захват Олегом Ворониным какой-то пиццерии. Прошло четыре года, большую часть из которых они руководили страной, контролируя правоохранительные органы вообще и прокуратуру с СИБом, в частности. Все это время, - к гадалке не ходи, - эти структуры пытались хоть как-то свести концы с концами в этой абсурдной версии. Будь у них хоть малейшая зацепка, хоть иголка в стоге, она была бы с большой помпой предъявлена обществу. Однако «доказательств» даже на фабрикацию фальшивки не набралось! 
 
Понятно, что, будучи политически ангажированной действующей властью, прокуратура не занимается разработкой очевидных версий. Ибо они могут дать очевидные результаты, и правящую верхушку придется пересаживать на нары. Из года в год, являясь в парламент в ответ на требования депутатов, генеральный прокурор, вне зависимости от фамилии, не дает ни одного внятного ответа, прячась, словно слон за соломинкой, за тайной следствия. Сказано же: организаторы должны испариться, будто их и не было никогда.
 

Погром или революция?

 
Между тем, вот уже год, как день 7 апреля – официальный День свободы. Партия Лупу, который на момент погромов был коммунистом и спикером парламента, по горячим следам называл их «переворотом». Три года спустя – отдал голоса за объявление 7 апреля государственным праздником. Еще через год он, комментируя из президиума предложение либерал-демократов почтить минутой молчания жертВ (???), он назвал события 4-хлетней давности «неоднозначными». И это уже после того, как проголосовал совершенно однозначно за то, что 7 апреля – день «свободы». 
 
Власть никак до конца не может выстроить мессаж. Ей очень хочется быть причастной к революции, но не хочется нести ответственность за погромы. Владимир Филат, «прославившийся» 7 апреля 2009 года паническим воплем: «Я не выводил людей!», четыре года спустя сообщает, что 7 апреля 2013-го встречался с молодежью и разговаривал с нею о «свободе», о будущем страны. (Под язвительные комменты в социальных сетях той, четырехлетней давности молодежи: «Мы были молоды и глупы» - прим.автора). То есть всячески подчеркивает свою причастность к борьбе за свободу четыре года назад в то время, как четыре года назад он всячески это отрицал. 
 
Еще один «революционер» и «борец за свободу», Дорин Киртоакэ назвавший «клеветой» и «монтажом» использованный в фильме «Атака на Молдову» телефонный разговор со своим заместителем: «Оставьте этих людей, они знают, что делают», и даже попытавшийся взыскать вместе с дядей Гимпу по миллиону леев с телекомпании НИТ и авторов, проиграл два суда. Проиграл, поскольку экспертиза подтвердила подлинность записи. Если врал, утверждал, что никакого разговора не было, значит ему было, что скрывать. Маленькая ложь порождает большое недоверие. 
 
Да что там! Плахотнюк открытым тестом заявил, что помогал свергнуть коммунистов (а 7 апреля именно это и происходило). А глава Конституционного суда Александру Тэнасе прямо указал правоохранительным органам, где надо искать организаторов: «События 7 апреля 2009 года организовывали многие, среди прочих были те, кто сейчас входит в коалицию парламентского большинства… Есть политики, которые точно знают, что произошло, и входят в парламентское большинство. Но они никогда не предадут это огласке. Не могу назвать имен, потому как есть очень активные в политической жизни люди». Конец цитаты. И фильма «Атака на Молдову».
 

Мифы и мифотворцы

Мифы бывают разные. Бывают устойчивые, а бывают – так себе, ткни и развалятся. Зависит от мифотворцев. Миф о победе революции и наступлении эры свободы, все еще выстраиваемый полуразложившейся властью, в самом начале вызвал доверие лишь у малой части молдавского общества. Ну а сегодня, четыре года спустя, когда стало окончательно ясно, какого рода «свободу» уготовали для Молдовы бездарные мифотворцы, свободу контрабанды, рейдерства, воровства, попрания Конституции, издевательства над демократическими нормами, свободу беспредела и безнаказанных убийств, в этот миф перестают верить даже сами «революционеры».
0
 

Читаемые