Общество   

Для министра — анекдоты

Глава Министерства труда, семьи и социальной защиты обвиняет народ Молдовы во лжи

Мы уже привыкли жить в мире иллюзий, где желаемое представляется за действительное. Нам кидают подачку, а мы аплодируем и целуем пятки тем, кто в очередной раз обчистил наши карманы. Мы уже не личности и индивидуумы — мы биомасса, которой управляют при помощи карманных СМИ. Теперь правительство демократов продолжает нам внушать, что проведённая пенсионная реформа — великое благо.

О равенстве шансов

Спасибо коллегам за опубликованное интервью с главой Министерства труда, социальной защиты и семьи Стеллой Григораш, которое бурно обсуждается в социальных сетях. Ее позиция — это позиция человека, который четко выполняет все рекомендации свыше и делает вид, что верит в то, что пенсионная реформа является благом для людей уважаемого возраста.
 
Сначала о равенстве шансов. Как пояснила Стелла Григораш, «с 1 апреля ввели новую формулу расчета пенсий для новых бенефициаров системы. Если бы человек выходил на пенсию до 1 апреля, например, в марте, у него пенсия была бы примерно на 45 % меньше, чем после внедрения новой формулы. Сейчас люди очень довольны. Многие выжидали, чтобы выйти на пенсию с 1 апреля, даже если могли сделать это раньше. По новой формуле у некоторых пенсия повысилась даже на 96–97 %».
 
Во-первых, хотелось бы посмотреть на этих счастливчиков. Возможно, они даже не осознают, что их осчастливили. Разве что сравнить с пенсиями соседей, которые вышли на заслуженный отдых на пару месяцев раньше. Во-вторых, чем провинился человек, который, к примеру, достиг пенсионного возраста на 3–4 месяца раньше? Почему он должен получать в два раза меньше? Разве это называется равноправием?
 
Тем не менее Стелла Григораш утверждает, что в министерство постоянно звонили и просили повысить пенсионный ценз. Типа зачем женщине в 57 лет уходить на пенсию? Якобы женщины, как и мужчины, желают работать дольше. Покажите этих трудоголиков, которые не хотят нянчиться с внуками. Звонить могли только в одном случае — когда пенсионерам угрожали отнять работу, если они уйдут на пенсию. Конечно, работа лучше, чем пенсия, на которую не проживешь. Вместе с тем пенсия — это гарантия, что будет хотя бы кусок хлеба, хотя и без масла, потому что все съедает коммуналка. Пенсия — это константа, а работа — состояние временное. Ее в наше время очень легко потерять, причем даже без выходного пособия.
 
И вообще, на какую работу в Молдове может устроиться женщина, если ей слегка за 50? Все работодатели хотят молодых, с высшим образованием, с опытом работы, без семьи и возможной беременности. Исключение, по всей вероятности, составляет лишь Министерство труда, социальной защиты и семьи, где, по словам Стеллы Григораш, половина сотрудников — это женщины 60–62 лет. Очевидно, опрос «о пользе позднего выхода на пенсию» министр проводила среди своих же подчиненных. Естественно, кто же будет бросать работу в теплом кабинете, это же не на рынке в любую погоду стоять и не сапой в поле махать. Но в министерствах на всех безработных женщин работы не хватит. Обеспечьте работой женщин, которым за 50, и они доработают до 63 лет, если, конечно, здоровье позволит. Ведь наша система здравоохранения устроена так, чтобы люди до пенсии не доживали.
 

Пахари в пролёте

В селе не могут найти работу не только женщины, но и мужчины. Сельское хозяйство развалилось. Фермеры, которые еще рискуют что-то производить, переходят на растениеводство, то есть избавляются от ручного труда и обходятся услугами механизаторов. Десятка механизаторов на населенный пункт обычно хватает. Если они есть. Хорошие механизаторы уезжают вспахивать земли чужих стран. Они смотрят на своих отцов, которые пропитали землю потом, кормили страну и остались с копеечными пенсиями. В свое время им насчитывали не зарплату, им засчитывались трудодни, а их в социальный фонд не перечислишь. Сейчас сельские жители тоже работают по принципу советских трудодней. Отработал день — получил 100–150 леев. И никаких социальных страховок. Это что, вина крестьян, которые в любую погоду выходят на поля?
 
Но министр заученно повторяет: «Они все равно получают минимальную пенсию, даже если не вкладывают в соцфонд. Хотя это неправильно. Они тоже должны вкладываться. Может быть, со следующего года. До 2009 года почти 200 тыс. работников этого сектора платили налоги в соцфонд. Потом эту выплату сделали факультативной».
 
Другими словами, жителям сел государство якобы дарит пенсии, поскольку они дармоеды и ее не заслужили. Впрочем, если честно, молодое поколение сельчан частично можно назвать дармоедами. Их вина только в том, что они не уехали за границу, а поверили в либерально-демократические бредни о том, что Молдова будет процветать и всем найдется работа. И кстати, как заметила сама министр, до 2009 года все-таки работодатели крестьян платили налоги и пополняли бюджет. А кто тогда был у власти? Правильно, ПКРМ, которая вкладывала в аграрный сектор немалые инвестиции.
 
Кстати, министр заявила, что проведенная индексация пенсий «в этом году составила 6,8 %. В итоге больше всего довольны работники сельского хозяйства. У них пенсия повысилась в среднем на 21 %». Так пенсия повысилась после индексации или как? И у кого как?
 

Необоснованный лимит

Последние годы, в основном, как известно, сельхозработники, по причине отсутствия постоянной работы, денег в социальный фонд не перечисляют, поэтому и получают минимальную пенсию. В прошлом году у них была средняя пенсия 848 леев. С этого года вводится только один вариант минимальной пенсии, не зависящий от места работы, — 1026 леев. Так, по крайней мере, заявила Стелла Григораш, добавив, что «если до вас доходили слухи или анекдоты, что кто-то получает меньше, — не верьте».
 
И вообще, почему в профильном министерстве решили, что пенсия в 1026 леев должна обогатить жителей сел? Они так же платят за свет и за газ, за воду, если есть водопровод, за лекарства, за хлеб и за маленький кусочек вожделенной колбасы, которую покупают только по праздникам.
 
Наблюдая за потугами нынешней власти, просто вспомним: как бы ни было тяжело, в годы своего правления ПКРМ нашла возможность повысить средний размер ежемесячных пенсий по возрасту в 7 раз! И если бы Партия коммунистов оставалась у власти, у нас не было бы такой жесткой пенсионной реформы, а пенсии, как и раньше, индексировались по солидным процентам.
 

Под контролем «Коммуниста»

Корреспонденты газеты «Коммунист» обратились к товарищам, являющимся районными советниками в разных регионах страны, с просьбой уточнить, есть ли в сёлах Молдовы люди, получающие меньше тысячи леев, и сколько их. Но оказалось, что получить такую информацию в официальных учреждениях не так просто. Работники профильных служб на такой простой вопрос не отвечают, а посылают за ответом в Кишинёв. Их столичные коллеги требуют официальный запрос. Просто какая-то сверхсекретная информация.
 
Если среди наших читателей или их родственников есть люди, получающие пенсию меньше тысячи леев, просим сообщить об этом в редакцию. Расскажем Стелле Григораш серию «анекдотов» про реальные пенсии ниже 1026 леев.
 
А пока сообщим о размерах пенсий ряда жителей села Малиновское Рышканского района. Так, к примеру, Мария Николаевна Антиминюк (1957 года рождения), мать троих детей, после повышения пенсии на 21 %, с учетом прибавки в 100 леев, получает сегодня 959 леев. Житель того же села Василий Иванович Адамчук, с учетом 100-леевого пособия, получает 972 лея. И это кажется большой суммой, потому что есть люди, которые получают еще меньше. Анна Ивановна Горбатая, у которой более 20 лет стажа, что для села солидно, получает 652 лея вместе с компенсацией.
 
Тамара Александровна Ротарь и Анатолий Леонидович Костенюк получают вместе с доплатой по 252 (!) лея. И это, уважаемый министр, совсем не смешно.
 
Таких примеров по Молдове можно найти тысячи. Для того чтобы их собрать, достаточно пройти по домам сельских жителей, чего министерские чиновники, особенно те, которым за 60, делать явно не будут. А заодно убедиться, кто в нашей стране врет.
 
Наталья Устюгова
газета "Коммунист"
0