Днестр уходящий… или уже ушедший?

Главная водная артерия Молдовы — Днестр — тяжело больна. Требуется уже не просто лечение, а серьёзная реанимация

Об этом давно говорят экологи, этим обеспокоены общественные организации. Но набат тревожных колоколов, очевидно, с большим трудом доходит до властей. А вопрос остаётся открытым.

О проблемах Днестра рассказывает доктор хабилитат биологических наук, профессор, заведующая Лабораторией гидробиологии и экотоксикологии Института зоологии АН Молдовы Елена Зубкова. 
 

В чём проблема Днестра? 

— Если говорить о проблемах Днестра, связанных со строительством в Украине шести каскадных электростанций, то, наверное, надо начать с того, что проблемы на Днестре уже существуют, ученые и общественные организации давно об этом говорят. 
 
— Проблема Днестра началась не сегодня и состоит в том, что на украинской территории функционирует и интенсивно расширяется Днестровский гидроэнергетический комплекс, состоящий из ГЭС-1 с плотиной у Новоднестровска, ГЭС-2 с плотиной у Наславчи, и между ними — гидроаккумулирующая станция в режиме снятия высокого напряжения в электросети, вызванного работой атомных станций, которая перекачивает воду из водохранилища выше Наславчи в гидроаккумулирующий водоем, сооруженный на карстовом правом берегу. Затем из этого водоема вода сбрасывается на турбины гидроаккумулирующей станции в режиме выработки электроэнергии. Сейчас работают 3 турбины, планируется 7. Таким образом, буферный водоем выше Наславчи превратился в технологический водоем гидроаккумулирующей станции (ГАЭС). В плотине у Наславчи вмонтированы еще турбины (в 90-е годы), и поэтому вода на территорию Молдовы поступает периодически, а правильнее сказать, только в момент выработки электроэнергии этими турбинами. 
 
Надо отметить, что строительство гидроаккумулирующей станции было остановлено в советское время на основе экологической экспертизы, а турбины в плотине у Наславчи вообще не были предусмотрены в первоначальном проекте гидроэнергетического комплекса на Днестре. Таким образом, Украина без какого-либо согласования с Молдовой (хотя это предусмотрено международными конвенциями по трансграничному использованию водотоков и водоемов) продолжает расширять свой энергетический комплекс. 
 
Проблемы основной водной артерии Молдовы начались при заполнении верхнего водоема ГЭС-1. Это было только начало: исчезли промыслово-ценные виды рыб, изменилась гидрология нижнего Днестра, уменьшилось число водных организмов, характерных для Днестра, появились инвазивные виды, но у нас еще была в реке вода — хотя и с неблагополучной для реки температурой, с резкими перепадами уровня, но она была. При этом нам все время твердили или успокаивали, что водоем ГЭС-1 спасает нас от наводнений, украинской химии. (Справедливости ради отметим, что плотина на многие годы законсервировала часть рассолов Стебликовской катастрофы в верхнем водоеме.)
 
После ввода второй турбины ГАЭС свершилось то, о чем ученые предупреждали: нижняя часть реки постепенно остается без воды. И здесь уже говорить о рыбе, гидробионтах как-то несерьезно, нужно бить в колокола, потому что река просто исчезает. В прошедшие два года она обмелела так, что ее можно было перейти вброд. 
 
— К чему это приводит? 
 
— К тому, что все процессы функционирования реки нарушены до предела. Результаты свидетельствуют, что в последние годы уровень воды в реке пополняется за счет подземных вод и мелких притоков, а это уже опасно и в связи со снижением уровня подземных вод верхнего горизонта (исчезновение родников, воды в колодцах и т. д.). Несомненно, есть влияние и засухи, но и ее мы тоже провоцируем своими деяниями — уничтожая многолетние зеленые насаждения, в первую очередь леса и парки.
 
Ну а в самой реке процессы самоочищения близки к нулю, и вторичное загрязнение воды стало превалировать над самоочищением.
Была надежда, что после подписания в 2012 году бассейнового договора в Риме что-то можно будет изменить. Но Украина по сей день так и не ратифицировала его.
 
— В чем суть этого договора? 
 
— Бассейновый договор предусматривает рациональное использование бассейна реки Днестр, включая экологические, экономические и социальные вопросы. Это межправительственный документ, над которым несколько лет работали институты, международные организации под эгидой ОБСЕ. Он был подписан в Риме в 2012 году. Однако представитель украинской стороны, подписавший этот договор, в течение недели был уволен. Я тогда сказала, что этот договор Украиной не будет ратифицирован. Мне не поверили. С того времени прошло уже пять лет... Украина считает, что основной сток реки формируется на их территории, и она имеет право делать то, что ей выгодно. 
 

Молдова без Днестра — уже не утопия 

— Много разговоров о том, что несколько лет назад Молдова передала Украине в пользование несколько гектаров земли у Наславчи… 
 
— Молдова ничего не передавала. Земли были затоплены при заполнении буферного водоема. Мы тогда жили в единой стране. И даже, к слову, в одном из документов было указано, что потери выработки электроэнергии Дубоссарской ГЭС будут пополняться Днестровской ГЭС. 
 
Примечательно, что столько лет мы говорим на разных уровнях о проблемах Днестра, а все документы, касающиеся этой стройки, о прекращении строительства ГАЭС бесследно исчезли или недоступны. Конечно, Украина за затопленные гектары молдавской земли ничего не платит. Сейчас они заинтересованы получить береговую территорию выше Наславчи не потому, что появилось желание платить Молдове, берег и так затапливается, и без аренды. 
 
Скорее всего, Украине нужно, чтобы Молдова не имела доступа к этой воде, поскольку сейчас мы тоже имеем право на пользование водой из водохранилища выше Наславчи. Если мы потеряем это право, мы потеряем Днестр. И если мы отдадим эти земли в аренду, мы к этому берегу уже не подойдем. Также Молдове необходимо восстановить свое право на плотину. Так или иначе, эти вопросы надо решать на высоком уровне. 
 
— Что важно и нужно сделать уже сегодня?
 
— Необходимо, чтобы Украина соблюдала правила, необходимо подавать воду в реку постоянно и в полном объеме. Весенние паводки должны быть паводками, а летнее половодье должно быть половодьем. В Молдову должна поступать талая вода с гор, река имеет на это право, а люди, живущие на ее берегах, имеют право на жизнь.
 
— Даже без учета запланированного строительства 6 каскадных гидроэлектростанций на Днестре река может исчезнуть? 
 
— Она уже сейчас исчезает. Это происходит каждый день. А если построят еще шесть ГЭС, то уже нечего будет спасать. 
 
Остановить катастрофу может только общественность. Общественность Украины, ее патриоты могут остановить и грядущее строительство. Для Украины это тоже беда. Она теряет свои жемчужные места. Строительство каскадных ГЭС запланировано в каньоне Днестра. Это удивительно живописные места, там много редких видов растений и животных. Это легкие всей реки и не только. В Украине достаточно умных людей, понимающих это. 
 
Не хочу пугать людей, но у каждой водной экосистемы есть предел толерантности, если можно так сказать. И если процессы загрязнения будут существенно превалировать над процессами самоочищения, восстановить реку будет очень сложно. 
 
Я надеюсь, что на Днестре наступит весна. А мы должны очистить ее берега, довести до минимума сбросы сточных вод, восстановить водоохранные зоны.
 
Наталья Устюгова
газета "Коммунист"
  • 16.03.2017
  • 1514 просмотров