Друг у ворот

Игорь Додон публично объявил срок реинтеграции Приднестровья в состав Молдовы: 2019–2020 годы

Это историческое событие, несомненно, должно произойти в свете додоно-плахотнюковской реформы избирательной системы. «У них будет своя фракция в парламенте. Только так мы сможем объединить страну», — пообещал «принародный» с прямолинейностью артиллерийского ствола.

В ответ другой так называемый президент с левого берега Вадим Красносельский назвал додоновские посулы о представителях Приднестровья в парламенте Молдовы популистскими. Что, если признаться, вполне соответствует действительности. «Мы не делим приднестровцев на граждан Молдовы, Украины, России. У нас есть приднестровский народ. Так вот, приднестровский народ по закону Молдовы не может участвовать в выборах на территории Республики Молдова (а это как раз действительности не соответствует. — Прим. ред.). Поэтому мы действуем строго в рамках нашей Конституции и приднестровского законодательства. И раз по закону Молдовы приднестровский народ не может участвовать в выборах, то он и не будет участвовать. Думаю, это справедливо», — резюмировал Красносельский.
 
Ясное дело, что никаких одномандатных избирательных участков забайкальский уроженец Красносельский открыть не позволит. Откуда же возьмется предсказанная Додоном «приднестровская парламентская фракция»? Равно как и 20 одномандатников из числа трудовых мигрантов в других странах, им же обещанных? 
 
В Тирасполе не раз подчеркивали, что не собираются обсуждать вопрос о воссоединении с Кишиневом. Еще в январе Красносельский отверг предложение Додона о проведении на обоих берегах Днестра референдума о восстановлении единой страны. «У нас в Приднестровье в 2006 году народ высказался за независимость Приднестровья. Наш народ определился», — сказал он.
 
Определился-то он определился, но вот некий Виталий Андриевский, носящий прозвище «рупор Плахотнюка», а заодно занимающий грантоедский пост ректора молдавского Института эффективной политики, так озвучил мнение своего хозяина: «У Кишинева сейчас появилось бесчисленное множество возможностей для давления на Приднестровье. Это не только контроль над транспортным сообщением и импортом-экспортом товаров, но и Интернет, и телефонная связь, и ротация военнослужащих. Всё это вдохновляет руководство страны на решительные действия». Далековато от пасторальных картинок Додона, вы не находите?
 
Хотя, если взглянуть непредвзято, то ситуация на левом берегу Днестра весьма далека от идиллической. Регион не научился обеспечивать себя самостоятельно. Приднестровье паразитирует на российских деньгах уже четверть века. В первую очередь эти средства уходят на излишества для местной бюрократии. Население живёт в нищете уже давно, и перспектив нет. Социальная сфера лежит в руинах.
 
Ну а с учетом происходящего на Украине… Кишиневу и Киеву нынче вполне по силам «закрутить гайки» Приднестровью и представить ему цивилизованный план капитуляции. С материальной пользой для нынешних властных персон Тирасполя.
 
Евгений Таманцев
газета "Коммунист"
  • 03.05.2017
  • 1 просмотр