Политика   

Единая партия для единого пространства

Начатый с подачи ПКРМ процесс формирования единой левой партии на постсоветском пространстве — своего рода игра на опережение
Вопрос — как заставить власть сделать то, чего хочет общество, — требует поиска одного, но эффективного ответа.

Если Таможенный и Евразийский союз — это всерьез и надолго, он неизбежно придет к насущной необходимости формирования общих, союзных политических формирований. Которые, собственно, и сделают союз геополитической реальностью. Первыми этот процесс начали левые постсоветского пространства. В Кишиневе. 

 

Беда любого, пусть даже очень хорошего, номенклатурного решения в том, что оно базируется лишь на интересе элит и к нему же апеллирует. Ни одна и ни две «революции сверху» захлебнулись в непонимании. А ведь зачастую они несли «вниз», в общество прогресс и просвещение. В нынешней Молдове ситуация еще трагичнее. Здесь интересы власти и общества не то что не пересекаются, но даже не соприкасаются. Это просто параллельные миры, обитатели которых — каждый по отдельности — живет по собственной повестке. Классический пример в этом смысле — идея Таможенного союза. Социологические опросы вопиют о чрезвычайно высокой степени популярности экономической интеграции на постсоветском пространстве. Живые примеры, подтвержденные международными финансовыми организациями, свидетельствуют о ее эффективности. Казалось бы — прекрасный повод для власти совпасть в своих действиях с магистральным мнением общества, да еще и обеспечить при этом стране надежную защиту от кризиса. Но не тут-то было! Даже выслушать это мнение, организовав референдум, она не желает. 
Взамен с ловкостью наперсточников Альянс подсовывает в качестве безальтернативной идею европейской интеграции, а в качестве зримого ее воплощения — соглашение о свободной торговле с ЕС, которое, глядишь, рано или поздно будет подписано. И это — подлинная бомба не только под экономику Молдовы, которая попросту не в состоянии выдержать конкуренции с европейскими производителями товаров, считающихся для нас традиционными, но и под политическое устройство государства. 
 

Таможенный союз — геополитическая терапия против развала страны

Румынский советник нынешней власти (неважно, что сегодня он не занимает никаких должностей в Кишиневе), Дан Дунгачу открытым текстом заявляет о том, что заключение соглашения о свободной торговле с Евросоюзом будет означать установление формальной границы на Днестре. «Скорее всего, думаю я, даже если соглашение о зоне свободной торговли и подпишут, то без Приднестровья. Это не означает признания, но означает некоторые скобки, в том числе и то, что административная граница ЕС станет там, где Кишинев сможет ее контролировать и охранять», — заявил Дунгачу в интервью газете «Тимпул». 
И он, Дунгачу, говоря правду о главном, безусловно, лукавит в важных деталях: признание Кишиневом внутренней границы и будет означать признание Кишиневом Приднестровья. И если это не скрытая цель нынешней власти — избавиться от «якоря», удерживающего Молдову от дрейфа к статусу румынских задворок, — то как минимум цена бараньей упертости в отказе АЕИ от интеграции в Таможенный союз, в котором, как в русской матрешке, скрывается ключ к решению приднестровского вопроса. По очень простой логике: участие в одном и том же интеграционном процессе, совместное вхождение в более широкий геоэкономический контекст почти автоматически снимает противоречия между берегами Днестра и сближает позиции Кишинева и Тирасполя. Но нет у нынешней власти такой задачи. Вслушайтесь в аргументацию Михая Гимпу по поводу необходимости запрета голосования по советским паспортам, в частности, для жителей Приднестровья: «Пока они будут «евразийцами» и выступать за Таможенный союз, им незачем участвовать в выборах». Каково?! И, что характерно, эта аргументация была категорично поддержана всеми партиями Альянса. У них, по-видимому, в этом отношении существует полный политический консенсус. Иначе не объяснить категоричный отказ от евразийский интеграции в качестве отказа от части суверенной территории, а по большому счету — самого суверенитета. 
В том-то и проблема: чисто номенклатурный ответ, не базирующийся ни на чем, кроме представлений властей о том, что такое хорошо и что такое плохо. Да и те, скорее, не свои, а навеянные патронами режима. Вопрос — как заставить власть сделать то, чего хочет общество, — требует поиска одного, но эффективного ответа. 
 

Общие политические партии как фундамент нового союза

Сама идея Таможенного союза при всей своей грандиозной привлекательности для любой категории граждан — от пожилого ностальгика до молодого динамичного бизнесмена — и сама является номенклатурной. Это серьезное решение элит, увы, обратимое до тех пор, пока не утвердится на надежном социальном фундаменте — на четко сформулированной, оформленной гражданской инициативы, выраженной политической воли. То есть на политические партии, общие для всего Евразийского пространства. Именно им предстоит в будущем не только скреплять политические силы на территории бывших советских республик, но и объединять граждан вокруг интеграционного проекта. Тогда и решения национальных элит будут приниматься на совершенно ином политическом и даже информационном фоне. 
Рано или поздно необходимости в формировании подобных объединений потребует само развитие союзной идеи. Начинавшийся как альянс угля и стали, прогрессировавший до общего рынка Европейский Союз сегодня обладает не только единой валютой, но и единым и парламентом, и единым правительством. Больше того — единой идеологией. Такова логика интеграционного процесса. Жизнь то и дело подбрасывает новые вызовы, новые явления, и значит, нужен динамичный законодательный процесс. Общие правила требуют контроля, и значит, необходим исполнительный орган. А сформировать законодательную и исполнительную власти можно исключительно в результате выборов, а в выборах участвуют партии. Иными словами, экономической интеграции всегда сопутствует активный политический процесс. В условиях современной демократии он является процессом партийным. 
Если Таможенный и Евразийский союз — это всерьез и надолго, он неизбежно придет к насущной необходимости формирования общих, союзных политических формирований. Которые, собственно, и сделают союз геополитической реальностью. 
 

Игра на опережение

Начатый с подачи ПКРМ процесс формирования единой левой партии на постсоветском пространстве — своего рода игра на опережение. Рано или поздно в этот процесс включатся и либералы, и консерваторы, и социал-демократы. То, что он начался именно с коммунистов — неудивительно. Интеграционное сближение на постсоветском пространстве так или иначе зафиксировано в программе любой коммунистической партии, функционирующей в бывших союзных республиках. Таможенный союз поддержан ими повсеместно. Интернационализм как единственно возможный ответ на фашизоидную ксенофобию и русофобию, без которого невозможен успех восточного интеграционного проекта, — их единая платформа. Идеалы Великой Победы в качестве идеологической основы Евразийского союза — их нерушимые и непредаваемые ценности. 
Формирование единой партии по модели любой из единых партий, действующих в ЕС, — это шаг в будущее Евразийского объединения. Поскольку само по себе в состоянии убедительно доказать, что это объединение существует в политической реальности. 
0

Статьи на эту тему

 

Читаемые