Культура   

Галеон в джунглях

Габриэль Гарсия Маркес: человек, научивший людей летать, или магия любви

Последние годы стали для нас, во многом, историей прощания с людьми, так или иначе, олицетворявшими мировую культуру XX века. Уходили «последние из могикан», уходили один за другим. В октябре 2009 года ушёл из жизни последний из великих европейских философов, Клод Леви-Стросс. В июне 2010 – последний классик европейской литературы Жозе Сарамаго. Август 2012 года оставил нас без последнего представителя золотого века научной фантастики Гарри Гаррисона. Ну, а совсем недавно, 17 апреля, вскоре после 86-го Дня рождения, покинул нас тот, с кем у многих ассоциировалась литература ушедшего века в целом – Габриэль Гарсиа Маркес. 

Открытие вселенной

Переоценить значение Маркеса для мировой литературы невозможно. А что касается культуры отдельного континента – так тут он и вовсе фигура программная. Без него, по сути, и не заговорили бы никогда о таком явлении, как латиноамериканская писательская школа. Он вывел на новый уровень литературу огромной части суши, познакомил с ней весь мир, построил и замостил дорогу для многих последователей. Добившись однажды мировой славы для себя, изменил историю и для многих других. 
 
Неверно было бы утверждать, что Маркес  - вообще первый знаменитый латиноамериканский литератор. Собственно, и в списке латиноамериканских нобелевских лауреатов по литературе он тоже далеко не первый – чилийская поэтесса Габриэла Мистраль покорила эту вершину аж на 37 лет раньше. Но, согласитесь, отношение к авторам из этого региона до и после появления Маркеса – небо и земля. Никто не отказывал южноамериканцам в праве на наличие собственных авторов, которыми можно гордиться, и которых можно читать даже за океаном. Но воспринимались они лишь как экзотическое ответвление в слаженной системе мирового писательства. А вот после поэтика континента стала самостоятельным явлением, на которое равнялся уже весь остальной мир, которое сотни тысяч и миллионы читателей считали лучшим. 
 
Вселенная южных авторов-романистов возлежит на четырех китах. Габриэль Гарсия Маркес, как все знают, явился миру из Колумбии (да уж, было время, когда это государство ассоциировалось не с наркокартелями). Вместе с ним - мексиканец Карлос Фуэнтес (также, увы, ушёл из жизни два года назад). аргентинец Хорхе Луис Борхес и перуанец Марио Варгас Льоса (жив и до сих пор успешно издаёт новые произведения). За кардинальную перемену литературного мира, свершившуюся в 60-70 годах прошлого века, благодарить нужно всех их и никак иначе. Но лицом творения новой мировой литературы, как ни крути, стал Маркес. Точнее - конкретные его произведения: «Сто лет одиночества», «Полковнику никто не пишет», «Осень патриарха». Они знамениты настолько, что практически каждый о них слышал, даже если ни разу не читал. Именно  они приходят на ум первыми, когда речь идёт о литературе Южной и Центральной Америки. Его романы и повести – это такое же лицо для «латиноамериканского бума», как «По ком звонит колокол» Хэмингуэя и «На западном фронте без перемен» Ремарка. Как стихотворения Пушкина и Лермонтова – для золотого века русской поэзии. Как «Декамерон» и «Божественная комедия» для эпохи Ренессанса.
 

Писатель в образе Полковника

Немногим известно, что едва ли не самое хрестоматийное из произведений Маркеса, повесть «Полковнику никто не пишет», отнюдь не принесло автору известности. Критики потом скажут, что виной тому – абсолютная реалистичность сюжета, полное отсутствие сверхъестественной, «сказочной» составляющей. Но, если в этом, совсем раннем своём произведении, Маркес ещё не предстал перед читателями «волшебником», то сам для себя неожиданно превратился в пророка. 
 
Главный герой повести – престарелый полковник, ветеран Гражданской войны в родной Колумбии, рано потерявший сына и прозябающий в нищете. Его надежда – бойцовый петух, которого он тренирует для того, чтобы заработать какую-то сумму денег, отказывается продавать (вместо него продана швейная машинка жены), и отказывает при этом самому себе в необходимом. 
 
Через пять лет после выхода «Полковника», автор повторит судьбу своего героя. Тогда он, ради будущего романа «Сто лет одиночества», практически выпал из реальной жизни на целый год. Оставил работу журналиста – она мешала работе над книгой. Заложил многое из имущества. Жил, вместе с женой и двумя маленькими детьми (как он позднее вспоминал) в долгах, тратя все свободные деньги на бумагу и сигареты. К будущему роману Маркес отнёсся так же, как его персонаж-полковник к своему петуху, к почти единственной надежде на успех. Только, если финал повести о старике-ветеране так и остаётся открытым, реальная жизнь преподнесла герою, если угодно, хэппи-энд. Роман «Сто лет одиночества» принёс своему автору мгновенный успех, кучу престижных литературных премий, мировую популярность и с лихвой окупил былые лишения. Стоит отметить хотя бы один «небольшой» факт: только в течение суток после того, как роман получил главную южноамериканскую литературную премию (имени Ромула Гальегоса) было продано более 30 миллионов экземпляров книги. 
 

Сто лет магии

То, что Габриэль Гарсиа Маркес из колумбийского журналиста превратился в писателя планетарного масштаба именно после «Ста лет одиночества», нет ничего удивительного. В этом романе полностью воплотился его литературный стиль – новое слово в мировой романистике. Критики назовут это направление «магическим реализмом». «Сто лет» - это история о людях, об их образе жизни, надеждах и быте. Отдельные «сверхъестественные» повороты, конечно, есть, но влияют скорее на атмосферу, чем в целом на сюжет. Вся «магичность» романа – как раз не в его сюжете, а в самом стиле повествования. 
Можно ли представить себе столь оглушительный успех у большой книги – не рассказа, не повести, а именно романа, - в которой практически отсутствуют диалоги, или даже монологи? Можно ли ожидать, что будет кто-то запоем читать книгу, где и число детально описанных событий сведено к минимуму? Звучит немыслимо, если не прочесть эту блестящую книгу самому. 
 
Маркес описывает события из жизни семьи Буэндиа и селения Макондо, как бы «походя», будто составляет летопись, а не роман. Отмечает отдельные образы, очень редко позволяет себе детально описать какую-либо сцену, совсем уж редко соглашается поглубже заглянуть в мысли героев. Воистину, поставить подобный эксперимент и добиться при этом успеха способен только гений! И случайным его успех быть никак не мог. 
 
Для Колумбии автор моментально превратился в национальную гордость – как Рабиндранат Тагор в Индии или Луис де Камоэнс в Португалии. А родной город писателя даже попытались однажды переименовать в Макондо – по имени места действия его романа. Практически все земляки были за, но на положенном для таких случаев не хватило какой-то пары процентов до минимального порога явки. Может, оно и к лучшему – ведь вымышленный городок Макондо закончил плохо, будучи сметённым ураганом. Было бы жаль, если бы пророчество сбылось и в отношении малой родины писателя.
 
Маркес не щадит своих персонажей – на их пути встанут и неразделённая любовь, и крушение надежд, и одиночество, и война, и диктатура, и расплата за преступления. Но сам он никогда не осуждает своих героев. Он подобен тому философу, который предпочитает ненавидеть явления, но людей – любить. 
 
<object classid="clsid:D27CDB6E-AE6D-11cf-96B8-444553540000" codebase="http://download.macromedia.com/pub/shockwave/cabs/flash/swflash.cab#vers..." width="335" height="215" id="Player-8ac2f4a1f8d6ce3f8ab1f2f98ef51b04"><param name="movie" value="http://new.omg.md/engine/classes/flashplayer/media_player_v3.swf?stageW=..." /><param name="allowFullScreen" value="true" /><param name="scale" value="noscale" /> <param name="quality" value="high" /><param name="bgcolor" value="#000000" /><param name="wmode" value="opaque" /><embed src="http://new.omg.md/engine/classes/flashplayer/media_player_v3.swf?stageW=..." quality="high" bgcolor="#000000" wmode="opaque" allowFullScreen="true" width="335" height="210" align="middle" type="application/x-shockwave-flash" pluginspage="http://www.macromedia.com/go/getflashplayer"></embed></object>
 
0