Политика   

Хорошо наоборот

На одном из интернет-порталов неожиданно обнаружился целый «топ добрых дел» нынешнего арестанта, но всё ещё столичного мэра

«Неожиданно» — потому что в представлении кишинёвцев, и мы неоднократно в этом убеждались, все «добрые» дела Дорина Киртоакэ базируются на его личных интересах.

Тем не менее коллеги из соответствующего СМИ попытались отыскать в десятилетней работе генпримара Кишинева хорошие дела и даже обозначили их, что вызвало недоумение многих столичных жителей. Кому как не им знать, во что превратился Кишинев за период работы либерального градоначальника.
 

Третий не лишний

Упомянутый условный рейтинг начинается с пункта об обновлении столичного троллейбусного парка. История с новыми троллейбусами началась в 2012 году. Рассматривались разные варианты, в том числе и с их закупкой в Китае. Но это предложение примэрия отклонила, хотя китайцы предлагали очень выгодную сделку. Возможно, Дорину не нравилась сама формулировка «сделано в Китае», поэтому выбор пал на закупку более дорогих белорусских электромашин. Причем договор на приобретение 102 белорусских троллейбусов был трехсторонним — с участием румынской посреднической фирмы. 
 
Третий участник был внедрен мэром именно для того, чтобы скрыть реальную стоимость троллейбусов и хорошо заработать на покупке городского транспорта.
 
Примэрия громогласно заявляла тогда о намерении собирать белорусские троллейбусы в Кишиневе, что должно было снизить их стоимость. В итоге каждый собранный у нас троллейбус оказался на 9 тысяч евро дороже. В Кишиневе появились новые троллейбусы. Но какой ценой?
 

Стройка — дело выгодное

Второе «доброе» дело — реконструкция парка «Валя Морилор». Собственно, если бы горожане не прижали Дорина Киртоакэ одним местом к ротонде, дело бы так и не сдвинулось с мертвой точки. Да и советники-коммунисты постоянно настаивали, чтобы на реконструкцию были выделены необходимые средства. В итоге результат мэр приписал исключительно себе. Что до заработанных на этом откатов, то предположить их существование мы можем по умолчанию — если есть затраты, должны быть и откаты.
 
Следующее благое дело — обустройство первой в Кишиневе пешеходной улицы, на которое ушло порядка 12 млн леев. Проект был внедрен совместно с акционерным обществом Efes Vitanta Moldova Brewery, которое выделило на строительство 200 тыс. долларов взамен на право рекламировать и продавать свою продукцию на пешеходной улице.
 
Теперь можно спросить у самих горожан: как часто они прогуливаются по пешеходной улице и наслаждаются окрестным видом?
 
Четвертый пункт — «решение проблемы очистных сооружений». Вбуханы в этот проект были огромные средства. Киртоакэ гордится тем, что избавил Кишинев от зловония, однако в столице до сих пор попахивает. Все потому, что проект по реконструкции очистных сооружений не был доведен до конца.
 
Горожане уже не улыбались, а откровенно смеялись, когда градоначальнику приписали в заслугу следующее достижение — «модернизацию улиц Кишинева». Каждый год мы слышим, что примэрия берет многомиллионные кредиты на ремонт столичных дорожных артерий, а в результате хороших дорог у нас так и нет. Вообще, дорог — того, что можно назвать дорогами, — в столице всё меньше. Центральный проспект уже несколько лет лежит в руинах. Пешеходы разбивают ноги на развороченных тротуарах, а водители поминают столичного мэра недобрым словом, когда попадают в очередную яму.
 

Пляски на костях

Следующее «достижение» — строительство памятника жертвам депортаций. Проект обошелся муниципальному бюджету в 25 млн леев. Сама по себе идея создания такого памятника понятна. Всякое бывало в те времена, когда формировалось мощное государство — были и репрессии, были и ссылки. История это признала.
 
Однако либералы, сыграв на чувствах простых граждан, извратили идею и превратили памятник в алтарь для жертвоприношений, где в жертву приносится наше общее прошлое. Где распыляются идеи национализма и унионизма.
 
Сам проект памятника нравится далеко не всем горожанам. В народе его стали называть «гусеницей» или «памятником возвращающимся гастарбайтерам» (это потому, что в данной монументальной композиции депортируемые как бы идут с ж/д вокзала, а не к нему). Сразу же возник вопрос, почему, когда мэр решил установить такой памятник, он не посоветовался даже с жителями Кишинева, хотя должен был бы со всеми гражданами Молдовы? Почему не было открытого конкурса проектов, где каждый житель столицы высказал бы свое мнение? В конце концов, единоличное решение мэра — это не только пренебрежительное отношение к кишиневцам, это еще и неуважение к памяти собственно жертв репрессий.
 
Сегодня рядом с памятником торгуют старым тряпьем нынешние жертвы — жертвы либерально-демократического режима. Это наши граждане, доведенные до последней степени нищенского существования. В основном это пенсионеры, которые не могут осилить оплату коммунальных счетов, которым не хватает денег ни на лекарства, ни на продукты питания.
 

Игра в доброго дядю

То, что в городе появляются детские и спортивные площадки, тоже кто-то умудряется поставить в заслугу мэру. К слову, детские площадки в столице и без того обновлялись каждый год, и занимались этим работники «Зеленого хозяйства». Другой вопрос, насколько качественно. Конечно, хорошо, что детские площадки есть, но оборудование закупалось с подачи мэра по завышенной цене. То есть это тот самый случай, когда можно выглядеть хорошим и добрым дядей и одновременно навариваться на детях.
 
Следующее «доброе дело» — табличка с нарисованной зеленой стрелкой на светофоре. Обсуждать его нет смысла: соответствующий разрешающий знак присутствует в правилах дорожного движения, и едва ли разработчиком ПДД является Дорин Киртоакэ. (Кстати, тот факт, что он к чему-то не имеет отношения, может, и не его заслуга, но для граждан, безусловно, удача)
 
Сомнительна причастность Дорина и к следующему достижению — исключению хлора из химического состава водопроводной воды. Это непосредственная работа предприятия Apă-Canal Chişinău. Замена хлора на другое обеззараживающее вещество — гипохлорит натрия — достаточно рядовой вопрос, который мэру курировать совсем не обязательно.
 
Для более компетентного рассмотрения «достижений» Киртоакэ мы обратились к мнению эксперта.
 
ЭКСКЛЮЗИВНЫЙ КОММЕНТАРИЙ
 
Валерий Павлов, экс-советник муниципального совета Кишинёва от ПКРМ:
 
«Закупка троллейбусов — дело темное и скрытое. Я помню, когда пошел разговор об обновлении троллейбусного парка, было предложено несколько вариантов закупок. Тогда они якобы напрямую заключили договор о поставках троллейбусов с минским заводом. Потом всплыла схема с румынской фирмой-посредником. Поэтому реальная стоимость троллейбусов спрятана или в Румынии, или в офшорах. Мы тогда протестовали, требовали прозрачности, потому что предлагались российские, чешские, китайские троллейбусы по более низкой цене.
 
Тогда же была принята темная схема со сборкой троллейбусов в Кишиневе, но калькуляцию этих работ никто не составлял. Разве что они (либеральное руководство Кишинева — прим. ред.) составили для себя, чтобы просчитать, сколько можно украсть. Качество сборки тоже вызывало сомнения.
 
Было обещано современное тестирование, электронная проверка, выделялись деньги под GPS и т. д., но ничего сделано не было. При собственной сборке пропадал сегмент гарантийного срока. К закупкам непосредственное отношение имел начальник Управления электротранспорта Моргоч, родственник Дорина Киртоакэ, который всегда темнил. И сейчас он считает себя единоличным хозяином троллейбусного парка и ввел в Кишиневе практику, когда на два летних месяца снимаются два троллейбусных маршрута — якобы по причине отсутствия студентов. Но все остальные горожане тоже имеют право пользоваться общественным транспортом.
 
Что касается реконструкции парка «Валя Морилор». Киртоакэ к этому проекту имеет весьма скромное отношение. Все начиналось с общественности, с энтузиастов, которые решили восстановить легендарную ротонду. Уже потом, под натиском горожан и советников-коммунистов, подключился мэр с реконструкцией каскадной лестницы.
 
К тому времени Киртоакэ заполнил озеро водой и сделал это с большими нарушениями. Ил со дна убирали траншеями, не полностью. Когда заливали озеро, на дне оставалась растительность, ивняк высотой 3–4 метра. Мы долго не проплачивали некачественные работы по очистке дна, но мэр создавал запутанные схемы и в итоге спрятал следы преступления под водой. Далее начались работы на каскадной лестнице, но никто не проводил тендеров на ее строительство, никто не видел сметы. Все денежные потоки проходили исключительно через мэра и его помощников. Никто не знает, сколько денег было затрачено, а сколько украдено.
 
Строительство первой в Кишиневе пешеходной улицы — это вообще насмешка над горожанами. Материал был завезен натуральный, но очень дорогой. Однако он был уложен неотшлифованной частью вверх. Ходить по этой улице тяжело, особенно женщинам на каблуках. И опять же — камень закупался без тендеров, и строительство велось без серьезного проектирования. А сама пешеходная улица, состоящая из двух кварталов, разрывается интенсивной магистралью.
 
Сомнительно и решение проблемы очистных сооружений. Дело до конца не доведено. Очистные сооружения, построенные в 70-х годах, естественно, нуждались в реконструкции. Необходимо было убрать ил. Он был убран, точнее, спрятан в пластиковые тубы. По идее, этот ил должен был перерабатываться, для чего даже была построена электростанция, основанная на сжигании метана. Газа нет, а электростанция до сих пор не востребована. Сам ил утилизируется на мусорных полигонах. А по идее, при хорошей переработке и достаточном обезвоживании, ил может стать хорошим удобрением. Так что деньги вбуханы большие, а результат — мизерный. Сам проект реконструкции очистных сооружений был хорошим, но он так и не был доведен до конца.
 
С дурным запахом Киртоакэ боролся оригинальным способом — поливал очистные сооружения препаратами, снижающими зловоние. Это почти то же самое, что брызгать потные подмышки дезодорантом.
 
Модернизация городских улиц — понятие условное. Она начинается не с риторики, как это делается в столичной примэрии, а с конкретных проектов, которых обычно нет. При ремонте дорог всегда забывали про ливневые канализации, они были построены только в районе железнодорожного вокзала. На бульваре Негруцци, когда мэр полез в ливневую канализацию, то чуть не разрушил подземный переход. Это результат работы без проектов, без технической документации, без графиков и с подозрительными подрядчиками.
 
Сколько отремонтировано улиц — сказать сложно. Ямочный и средний ремонт делался и до него. Но когда мэр стал брать кредиты, аппетит у него разгорелся. На строительстве дорог можно отмыть миллионы леев. Тендеры на строительство выигрывали фирмы, которые выбирал Дорин Киртоакэ. Кроме того, качество «модернизированных» дорог подвергается сомнению. В Молдове нет дорожных лабораторий, способных проверить качество дорожного покрытия. Такую экспертизу в случае спорных вопросов, касающихся качества дорог, якобы проводят в Одессе. Это тоже из серии анекдотов. Так что на словах в Кишиневе десятки модернизированных улиц, а на деле нет ни одной.
 
Хорошо удалось заработать и на строительстве памятника жертвам депортации, строительство которого финансировалось из муниципального бюджета и который тоже был создан без проекта. Так что неясно, какова его реальная стоимость. Это один из объектов, где своровали большие деньги. Скорее всего, удалось заработать и на детских площадках, которые закупаются комплектами где-то в Румынии, причем опять же без тендеров, непосредственно через мэра.
 
Проект с зеленой стрелкой на светофорах — разумная вещь, но это делается без паники, без пиара, эта идея принадлежит не ему, и его участие в данном случае — минимальное. Это рабочий вопрос, который решается на уровне специализированных госструктур. В рабочем порядке решался и вопрос исключения хлора из химического состава водопроводной воды. В свое время это спокойно, без лишней суеты и затрат сделал бывший генеральный директор Apă-Canal Chişinău Константин Бекчиев.
 
Еще одно «достижение» — замена окон и входных дверей в жилых домах. Это единичные случаи. Таким образом Киртоакэ подбирался к внедрению своего грандиозного проекта по утеплению стен домов, подразумевающего многомиллионные кредиты, обещанные Европейским банком реконструкции и развития. Причем половину стоимости работ должны оплачивать сами жильцы. (Об этом подробно рассказывала газета «Коммунист» в статье «Сплошное нагревательство». — Прим. ред.) Так что все «добрые» дела Дорина Киртоакэ базируются на его личных интересах».
 
Наталья Устюгова
газета "Коммунист"
0
 

Читаемые