Общество   

Из времени героев труда

Коммунист Михаил Палкин: «Я всегда старался работать и поступать так, чтобы не было стыдно ни за себя, ни за свою страну»

Коммунист с 50-летним стажем, ветеран труда Михаил Георгиевич Палкин недавно отметил 80-летний юбилей. В его непростой трудовой жизни много ярких моментов, но он склонен считать себя среднестатистическим гражданином. Все потому, что он был свидетелем того, как в те времена, когда в Молдове развивалась промышленность, большинство граждан показывали примеры героического труда.

Бедность как преступление

— Михаил Георгиевич, Вы четверть века как покинули столицу, живете за городом. Не чувствуете себя изолированным от мира? Информацию из каких источников черпаете?
 
— У нас на даче есть и спутниковая антенна, и Интернет. Смотрим телевизионные передачи, читаем нашу партийную прессу. Но надо отметить, что очень часто информация, которую нам предоставляют молдавские каналы, не соответствует действительности. Каждый телеканал представляет информацию так, как выгодно его владельцу. Везде говорят, какие они хорошие. Миллиард украли, и все сходит с рук. Я недавно стал свидетелем того, как контролер придрался к дедушке, который представил проездной своей больной жены вместе с ее пенсионным удостоверением. Ну не было у человека трех леев на проезд в автобусе, а его за бедность обвинили во всех грехах. Вот и получается, что нищие старики у нас — преступники, а люди, которые грабят народ, — благодетели.
 
— В вашем дачном поселке, наверное, немало пенсионеров. Что людей беспокоит, на что они жалуются?
 
— В первую очередь на пенсии, которые растут гораздо медленнее, чем цены на продукты и коммунальные услуги. Раньше всё сваливали на рост курса доллара и евро. Сейчас валюта в цене не растет, а продукты продолжают дорожать. Нам внуки помогают, а если человек живет на одну пенсию, и никто его не поддерживает, сложно выживать.
 
— Но ведь грозилось правительство, что после пенсионной реформы всем пенсионерам будет хорошо…
 
— Пенсию сейчас повышают тем, кто стал пенсионером после 2009 года. Я вышел на пенсию в 1997 году. А есть люди, которые еще раньше. Получается, что людей нашего возраста просто проигнорировали, вычеркнули из списка живых. Когда я выходил на пенсию, пенсионный потолок был 164 лея. У меня было немного меньше — 155 леев. Спасибо Владимиру Воронину, за годы правления ПКРМ пенсия значительно выросла. Примерно в 8 раз, а индексировалась два раза в год. И это был реальный рост. Люди с первых лет почувствовали, что жизнь улучшается. Они стали покупать земельные участки, строить дачи. Но когда в 2009 году к управлению государством пришли власти альянса, первое повышение составило всего 4 процента. Максимальное повышение не превышало 8 процентов.
 

Родом из Алтая

— Вы с соседями по даче о многом разговариваете. Вспоминаете прежние времена?
 
— А как же! Конечно, вспоминаем! И советскую власть, и годы правления ПКРМ. Нам есть что вспомнить.
 
— А что Вы помните о своем детстве?
 
— Я родился в Алтайском крае. Отца не стало в 1943 году. Образования у матери не было, и она не гнушалась никакой работы, чтобы прокормить троих детей. Детство прошло быстро, я даже его не ощутил. Мы прошли сквозь голод, холод и прочие невзгоды. Сутками не видели никакой еды, по весне собирали на полях перемерзшую картошку и пекли ее прямо на плите. Нашу корову я начал пасти в 6 лет, сено косил с 7 лет. Когда достиг призывного возраста, меня направили в школу радистов на Дальнем Востоке, потом была служба на Чукотке. После армии пошел учиться в вечерний техникум, где получил профессию специалиста по работе с металлом. Работал на заводе. В общем, вел жизнь обычного советского гражданина.
 
— В партию тоже на Алтае вступили?
 
— Да. Это было в марте 67-го. Я тогда преподавал в училище, воспитывал молодых сварщиков. Потом меня послали в Ленинград на повышение квалификации. Оттуда в 1971 году вместе с семьей я приехал в Молдавию. Дочери после болезни врачи рекомендовали есть больше фруктов. Это было время Советского Союза, рабочие руки были нужны везде, а в Молдавии жили знакомые моей матери.
 
— С чего началась жизнь здесь?
 
— Сначала присматривались. Потом я нашел работу, которая пришлась мне по душе, — это был мебельно-перерабатывающий комбинат «Кодры». Комбинат работал по двум направлениям — изготовление мебели и производство ДСП. При комбинате было создано профессионально-техническое училище, где готовили молодых специалистов. Был свой детский сад, своя поликлиника, в общем, вся необходимая инфраструктура.
 
— Вы с такой гордостью говорите о родном комбинате…
 
— Как же иначе! На комбинате прошли мои лучшие годы. В то время на предприятии работало около 1800 человек. Трудились в три смены, а на производстве ДСП работали по скользящему графику. Продукция уходила во все союзные республики. Купить мебель, выпущенную на комбинате, не могли даже его работники. Приходилось стоять в очереди.
 
— А сколько на комбинате было коммунистов?
 
— Примерно каждый десятый работник был членом КПСС. Помню, на первом производственном собрании начальник производства обвинил рабочих в том, что они не желают работать. Такого быть не могло! Ну я, как сибиряк, выступил в их защиту. И через некоторое время после собрания мне предложили стать заместителем секретаря партийной организации мебельного комбината «Кодры». Кроме того, мне поручили вести народный контроль. В 1976-м мне доверили две бригады по реконструкции комбината. Тогда несколько человек из нашей бригады были награждены орденом Трудового Красного Знамени, среди них был и я. В 1983 году я стал начальником механического участка, с этой должности я и ушел на пенсию.
 

Партбилеты не сдаём

— Запрет Коммунистической партии Советского Союза, как и возрождение Партии коммунистов Республики Молдова вы переживали на своем рабочем месте в поселке Кодру?
 
— Когда объявили о закрытии коммунистической партии, некоторые так называемые коммунисты побежали сдавать партийные билеты. На нашем участке была хорошая партийная организация, в основном специалисты, которые приехали в Молдову, чтобы укреплять производство. Наши коммунисты партийные билеты не сдавали и проходили перерегистрацию в ПКРМ по старым билетам. Это было в июне 1997 года.
 
— Но ПКРМ возродилась в 1993-м …
 
— Мы в поселке жили немного изолированно. Что-то слышали о том, что коммунисты возродили партию. Все стало на свои места, когда ПКРМ стала участвовать в парламентских выборах. Я стал собирать людей. Но мы не спешили, люди должны были обдумать свое решение. Так в поселке Кодру появилась территориальная первичная организация, которую я возглавлял около 10 лет. Но помогать партии, агитировать за нее я стал еще до создания первички.
 
— Вы говорите, что около 10 лет были секретарем ППО. Кому передали первичку?
 
— Я чувствовал, что придет время и мне в силу возраста будет тяжело руководить. Я готовил молодежь, воспитывал преемников, некоторых из них забирали в райком. Перешел на вторые роли, но молодежь прислушивалась к моему опыту. Я был в партии, состоял в профсоюзе для того, чтобы помогать людям. Не боялся говорить правду и терпеливо выслушивал критику в свой адрес. У каждого человека на производстве могут быть небольшие ошибки, но в серьезных вопросах я не ошибался. Я всегда старался работать и поступать так, чтобы не было стыдно ни за себя, ни за свою страну. Боролся за честность, порядочность, справедливость. Я всегда гордился тем, что живу и работаю в Молдавии, гордился людьми, которые живут и трудятся рядом со мной.
 

Найти себя и не бояться трудностей

— Никогда не жалели о том, что приехали именно в Молдавию?
 
— О том, что приехал, не жалею и не жалел. Жалею о том, что ушли времена, когда можно было свободно взять билет на самолет и поехать в родные места, на Алтай. Раньше мы часто летали на родину. Билет в один конец до 1995 года стоил 85 рублей. Это была доступная цена. Моя зарплата позволяла слетать на родину. И родственники наши если находились рядом (а «рядом» значит за 1–1,5 тысячи километров), обязательно заглядывали к нам. Сейчас такие перелеты и поездки нам не по карману. Спасибо внуку, он подарил нам с женой билеты на самолет на Алтай.
 
— Вы ветеран труда, с ветеранской организацией как-то связаны?
 
— Несколько лет назад я обратил внимание, что ветеранская организация нашего поселка как-то «погрустнела». Вот и напросился в заместители. Хотя на самом деле общественную работу вести трудно. Дома дел много, а силы уже не те.
 
— Некоторые в Вашем возрасте не выходят дальше балкона. Вы же умудряетесь везде успевать. Есть секрет?
 
— Просто надо больше двигаться, не надо лениться. И в какой-то степени, наверное, работают гены.
 
— С какими бы словами Вы бы хотели обратиться к молодому поколению?
 
— Найти себя, не бояться трудностей, слушать советы взрослых и, не обращая внимания на препятствия, идти вперед.
 
Наталья Лужина
газета "Коммунист"
0
 

Читаемые