Общество   

Когда принципы выше

Нина Красутская, ветеран ПКРМ: «Необходимо сделать всё возможное, чтобы Партия коммунистов вернула былую политическую мощь и помогла объединить общество»

Нина Дмитриевна Красутская, бессменный казначей районного комитета Партии коммунистов столичного сектора Центр, встретила нас на своём рабочем месте. Она всегда пунктуальна. Пунктуальность — один из её жизненных принципов. Улыбка — визитная карточка. Нина Дмитриевна говорит, что только так можно расположить к себе человека, вызвать доверие.

В бумагах — идеальный порядок, на письменном столе — ни одного лишнего предмета: телефон, стопка сводных отчётов, несколько канцелярских принадлежностей. На запечатанном сейфе разглядываем интересное факсимиле. «Дореволюционное, — ловит наш взгляд Нина Дмитриевна. — Печать моего деда. Сохранилось благодаря моей маме».
 
— Как же удалось сохранить столь ценный предмет?
 
— Мама в эвакуацию забирала с собой не одежду, утварь или ценности какие, а справки, документы. Именно этим она очень дорожила. До сих пор храню дедушкин паспорт, выданный ему в 1901 году в городе Харькове, где я родилась в 1939 году. Паспорт Царской России! Еще в архиве есть царские грамоты деда.
 
— Вся Ваша жизнь, получается, связана с Кишиневом. Почему именно этот город?
 
— Отца сюда направили. А мама, я и старший брат приехали к нему из Узбекистана, где находились в эвакуации. В конце 1944 года отца назначили начальником проектного института, который должен был заниматься восстановлением дорог.
 
Мы жили в двухэтажном строении в районе, где сейчас находится президентура. Рядом с нами в квартале президентуры располагалась лютеранская кирха, которая после войны использовалась как кукольный театр и Дом офицеров. Детьми, помню, лазали на это достаточно высокое здание и осматривали окрестности Кишинева. После войны в городе оставалось много особняков, правда, без окон и дверей. Зима предыдущая выдалась суровой, и люди жгли оконные рамы и двери, чтобы согреться.
 
Помню и разрушенное здание примэрии. Вообще, вся улица Ленина (ныне Штефана чел Маре) лежала в руинах. Помню, как водили пленных немцев по городу, мы детьми бегали смотреть на них, мы знали, что это враги.
 
Потом отца назначили директором асфальто-бетонного завода, который открылся в Кишиневе. Все финансирование было московским. В Кишиневе ведь ничего не было. И сегодня, к сожалению, многое людьми не ценится, память поколений стирается, к сожалению. Это так страшно.
 
Спустя некоторое время отца вызвали в Москву. Вернувшись, он создал в Молдове машинно-мелиоративную станцию союзного значения, которую и возглавил. Вместе с работниками и техникой, присланной из Москвы, с нуля наладили оросительную систему в стране. Ведь без воды на этой земле не могло быть урожая. Вот вам пример Советского Союза. Да, жили все скромно, можно сказать, одинаково. Но думали о стране, о народе, о будущем. Да и зависти не было.
 
— В каком году Вы вступили в КПСС?
 
— Вступила в партийные ряды в 1966 году. Но до этого много работала в комсомоле. И пионервожатой в школе была в поселке Красное Слободзейского района, где проходила моя практика на консервном заводе «Октябрь». Работала сначала на конвейере, затем — нормировщиком, а уже после всё же стала работать по специальности — экономистом.
 
Пионерия и комсомол советского времени — это были мощнейшие организации, это целый воспитательный процесс, который касался практически всей молодежи огромной страны. Мы находились среди единомышленников, среди людей, которые относились ко всему с душой. Пионерия и комсомол нужны обществу и сегодня, правда, уже в более современном виде, но основываясь на традиционных принципах. Главное — чтобы молодежь была приобщена к делу.
 
— У Вас, как у человека системы, нет ностальгии по тем временам?
 
— Ностальгии по тем временам и быть не может. Потому что это пройденный этап, и нечего витать в облаках. Нужно сконцентрироваться на текущей ситуации, развивать партию, райкомы, первички в реалиях сегодняшнего дня.
 
Конечно, хочется, чтобы народ земли молдавской жил гораздо лучше, чтобы государство работало на людей и для людей, был порядок и мир. Но в то же время хочется, чтобы люди больше любили свою землю, свою страну. И поступали по совести, правильно, уважали свои национальные ценности. А люди растеряны...
 
Сегодня нам, коммунистам, необходимо сделать все возможное и даже больше, чтобы Партия коммунистов вернула былую политическую мощь и помогла объединить общество. Но мы, коммунисты, даже с теми силами, которыми обладаем сегодня, остаемся рядом с людьми. Мы остаемся сплоченной командой, верной нашим идеям и убеждениям.
 
— Некоторые «деятели» предлагают изменить название партии…
 
— Вы правильно заметили — «деятели». Эти «деятели» не понимают, что в результате мы потеряем и идею, и людей, и саму партию. Наверное, они этого и добиваются. Однако коммунисты смогут удержать ПКРМ своими внутренними силами. Благодаря этому бессмертному названию — «коммунистов» — у партии есть свое лицо, внутренний стержень.
 
— В чем Ваш, как коммуниста, внутренний стержень?
 
— Я верна своим жизненным убеждениям, принципам. И за этот внутренний стержень я благодарна своей матери. Она окончила гимназию в Харькове, заставила и отца выучиться. Мама научила меня бороться, идти до конца, верить в свои собственные силы, быть прежде всего человеком. Я отдавала себя людям и работе.
 
Защищать и защищаться научил меня отец. Он мог вступиться за любого человека. Для него важна была в первую очередь личность. Вот и я за любого человека заступалась. Мне не важно было иное, если к человеку несправедливо относились, я вставала на его защиту. И мне не важно было, что потом со мной могло бы быть.
 
Чувства справедливости во мне иногда было больше, чем требовалось. Это, конечно, сказывалось в личном плане, но не жалею ни о чем. Принципы выше. Я не боялась и что-либо потерять. Да, меня не продвигали по служебной лестнице, но работником я была хорошим, это устраивало. Но язык мой… Нет, он не был врагом, меня боялись все секретари комсомола за прямолинейность. И это меня все равно не испортило.
 
— Чего не хватает сегодня нашему обществу?
 
— К сожалению, люди не научились давать оценку отрицательным явлениям. Доминирует верхоглядство. Многие продолжают ругать ПКРМ за то, что не купили «золотой» голос в 2009 году.
 
А мы просто не могли поступить против совести, против закона, партия не поступилась своими принципами. Мы никогда не пользовались и не станем пользоваться методами тех, кто сегодня находится во власти.
 
Марина Цуркан
газета "Коммунист"
0