Наш город — нам…

Хочется верить, что наша любимая столица вновь обретёт свой колоритный облик

«Мой белый город, ты цветок из камня» — это пелось о Кишинёве. Увы, теперь, цитируя Рабле, можно спеть только: «Прощай, корзины, сбор окончен». За десять лет либерального правления Кишинёв превратился в грязную помойку, а культура новоявленных «горожан» оставляет желать куда лучшего.

Архитектурный облик старого Кишинева очень сходен с таковыми немецких городов конца XIX — начала XX века. Это может казаться странным, если не один небольшой факт, который все расставляет по своим местам. Очень продолжительный период в конце XIX и начале XX века градоначальником Кишинева был Карл Шмидт, немец по происхождению. Именно под управлением Шмидта (не Киртоакэ, что бы там ни говорил Михай Гимпу) Кишинев достиг своего наивысшего уровня общественно-культурного развития.
 
Опускаться вглубь шмидтовских времен не станем, но вспомним, как развивался и цвел наш город в послевоенные годы. Вспомним ушедшие в прошлое рынки — Ильинский и Сенной, вспомним всплывающую местами брусчатку с обрывками трамвайных путей, газон посередине Московского проспекта, торговые лавочки на месте нынешнего ЦУМа (среди них весьма оригинальная — «Ремонт охотничьих ружей») и забытые названия улиц, так ласкающие слух коренного кишиневца: Теобашевская, Иринопольская, Каменоломная, Крутая…
 

Здесь будет город заложён…

Хорошо известно, что Кишинев оказался в эпицентре Ясско-Кишиневской операции. Обороняющие его фашисты зданий не щадили. Город лежал в руинах. А посему, сняв гимнастерки и засучив рукава нательных рубах, кишиневцы готовились восстанавливать свой город. Не хватало только лидера. Но, как нам указывает историческая наука, в нужный момент он находится.
 
Нашелся и на этот раз — наш славный земляк, зодчий ленинского мавзолея, Алексей Викторович Щусев. Он и взялся за разработку генеральной схемы реконструкции Кишинева в 1945–1947 годах.
 
Великий архитектор считал, что Кишинев должен развиваться с учетом того, что у нас есть центральная часть города с прекрасными постройками и семь холмов, расположенных почти по кругу. По мнению Щусева, через центр Кишинева должна проходить ось — с самой высокой точки рышкановского холма до самой высокой точки холма Телецентра. Эта ось пролегала через центральный сквер, где стоит Кафедральный собор. Эта ось должна была зрительно ощущаться двумя архитектурными доминантами на двух противоположных холмах.
 

Середина пути

Пик архитектурного расцвета послевоенного Кишинева пришелся на 60–70-е годы прошлого века. Именно тогда Кишинев стал всесоюзно известным «белым городом». И это неразрывно связано (глупо отрицать!) с именем первого секретаря Коммунистической партии Молдавии Ивана Ивановича Бодюла.
Вместе с тогдашним главным архитектором Кишинева Сергеем Лебедевым Бодюл чуть ли не пешком исходил все места нашего города, начиная с самых неприглядных, чтобы их облагородить.
 
Тогда-то и был заложен парк La izvor и созданы три озера с чистейшей водой, наполняемой ручьями, заложен проспект Мира (ныне бульвар Дачия) с «Воротами города», начата жилая застройка района Чеканы.
 
Очень интересным было решение для наполнения реки Бык и обводнения Кишинева. Институт «Гипроводхоз» спроектировал водовод, который начинался на участке молдавской земли на берегу Дуная и шел до Ниспорен, чтобы орошать неорошаемые земли. От Ниспорен нужно было сделать перемычку длиной около километра до реки Бык. Благодаря этому, кроме Гидигича, должен был появиться еще один водоем в центре города.
 

Блеск и нищета евроремонта

Но наконец в апреле 2009 года мы двинулись в светлое европейское будущее. «По распределению» мэром Кишинева стал племянник лидера ЛП Михая Гимпу Дорин Киртоакэ. Бывший румынский шоумен класса «Б», не имеющий и зачаточных навыков административного управления, человек насквозь сельской культуры (в худшем ее понимании), он сумел за десять лет своего правления превратить некогда цветущий город в такое, что и сказать стыдно.
 
Под стать ему оказались и другие «колхозники», стройным табунком перебежавшие из окрестных сел в здание примэрии — ничего не умеющие, но всегда ищущие, где бы еще хапнуть.
 
Дальше — дело техники. Те, кто уничтожает наши культовые места в Кишиневе, знают, что будет дальше. Народ повозмущается (как водится, в соцсетях, уютно устроившись на диване перед ноутбуком), памятник архитектуры снесут, стройка закипит, оглянуться не успеем, глянь — через годик новая уродливая коробка будет возвышаться в Долине роз, Рышкановском парке или (чего уж стесняться!) прямиком в парке Штефана чел Маре....
 

Стой, кто живёт?!

Если не брать в расчет погоду, то больше всего внешний облик Кишинева портят его нынешние обитатели. Несомненно, что именно они не уважают город и не соблюдают чистоту. Да и зачем им это? Большинство населения Кишинева сейчас составляют выходцы из сел, приехавшие в столицу для завоевания лучшей доли. В чем их упрекнуть нельзя, ибо о невозможности выжить в нынешнем молдавском селе не слышал только ленивый. Печально то, что эти люди не только не владеют городской культурой, но и не пытаются ею овладевать. (Помнится, как поражен и пристыжен был автор этих строк, увидев в центре Милана, возле собора, подсолнечную шелуху на тротуаре и выслушав краткое объяснение местного итальянца: «Мoldavi».)
 
В Кишиневе же даже когда появляются новые скамейки и троллейбусные остановки с мусорными урнами и часами, какой-нибудь «новый кишиневец» считает своим долгом посидеть на спинке скамейки, растоптать эту самую урну и украсть часы. Самая большая проблема Кишинева — его жители...
 

Что дальше?

Возвращаясь на исходные позиции: когда же мы вернемся к нормальному планированию застройки города? Думается, тогда, когда мы вернем проектные институты со всеми специализированными отделами.
 
Когда там будут трудиться специалисты, которые бы не творили то, что в настоящее время делается. Когда застройка Кишинева будет выполняться строго по утвержденному генеральному плану — после рассмотрения и утверждения рабочего проекта градостроительным советом и Союзом архитекторов Молдовы.
Тогда, быть может, наш любимый город вновь обретет свой колоритный облик. Хочется верить, что будут зеленеть городские парки, архитектура современных зданий действительно будет напоминать застывшую музыку, а по широким проспектам любимого города будут бегать наши дети, внуки и правнуки.
 
Евгений Таманцев
газета "Коммунист"
  • 07.02.2018
  • 598 просмотров