Общество   

Назад, к социальной несправедливости…

История повторяется. Богатые становятся ещё богаче, а бедные ещё беднее — таковы реалии молдавской действительности

Почему так происходит? Потому что уже восемь лет страной правят политические силы, которым безразлична судьба молдавских граждан. Которые живут по правилу «рука руку моет», которые воруют миллиардами и выжимают из народа последние жизненные соки. Молдова развивается по принципу социальной несправедливости, и этот факт уже неоспорим.

Одно из важных достижений Великой Октябрьской социалистической революции — ликвидация социальной несправедливости на всей территории огромного государства под названием Советский Союз. Произошло это не за день и даже не за год. Но тем не менее со временем границы между бедными и богатыми были стерты. Люди стали равными. У всех было право на образование, медицинское обслуживание, было право на работу и отдых. После развала Союза в бывших союзных республиках вновь началось деление на богатых и бедных.
 
В 2001 году, когда ПКРМ пришла к власти, в Молдове разрыв доходов между 20 % самых бедных граждан страны и 20 % самых богатых составлял 11,4 раза. К 2008 году он снизился более чем вдвое. Не потому что богатых стало меньше, просто бедные стали богаче. И этот процесс продолжался бы и далее.
 
Однако либерально-демократические власти, правящие страной последние восемь лет, его остановили. Ныне бедные вновь становятся только беднее.
 
Детям из бедных семей сегодня сложно, что называется, выбиться в люди. Еще до рождения они, естественно, сами того не понимания, находятся отнюдь не в привилегированном положении.
 
Сколько в Молдове людей, относящихся к бедным слоям населения, можно подсчитать, используя данные сентябрьского социологического опроса, согласно которому только 8 % опрошенных граждан считают, что в Молдове всё идет хорошо, 3 % удовлетворены экономической ситуацией и 1,5 % очень довольны жизнью. Суммировав «хорошистов», «удовлетворенных» и «довольных», получим 12,5 % от общего числа населения. Остальные находятся за чертой бедности или максимально к ней приближаются.
 
Некоторым политикам не очень нравится выражение «простые граждане», вроде как подразумевается, что есть еще и «непростые». В Молдове непростые есть. Непростые — это те, кто может себе позволить полноценное воспитание ребенка, включая обеспечение его материальными и нематериальными благами. Кто не переживает, чем накормить свое чадо, во что его одеть. Кто заранее знает, в какой стране мира ребенок будет учиться и даже в какой фирме он будет работать. У них все просчитано. А у простых бедняков все наоборот — они никогда не знают, что будет завтра, поэтому живут только днем сегодняшним.
 
Сейчас уже никто и не пытается отрицать, что в Молдове есть заметное деление людей на классы. Причем, с каждым годом пропасть между богатыми и бедными увеличивается. Формируется будто бы и средний класс, но эта прослойка настолько хрупка, что представитель среднего класса, лишившись работы, в короткое время скатывается в пучину бедности. Поэтому уверенность в завтрашнем дне испытывают лишь представители богатого сословия из так называемой элиты общества, которая по основным определениям к элите никакого отношения не имеет.
 
Итак, по порядку.
 

С первых дней

Социальное неравенство проявляется в нашей стране сегодня уже при рождении ребенка. Роженице необходима акушерская помощь, а в предродовой период — медицинское наблюдение.
 
Будущие мамы из богатых семей хорошо питаются, проходят консультации у медицинских светил, наблюдаются в частных клиниках. При малейшем их недомогании, собирается консилиум врачей многих специализаций. После родов счастливых мам размещают в палатах повышенной комфортности. Рядом с мамой и младенцем дежурит медицинская сестра и санитарка. Спокойна мама — спокоен и ребенок.
 
Что ждет роженицу из бедной семьи? Если повезет, то роды примет акушерка советской школы — опытная и без особых финансовых запросов. Но везет не всем. Санитарки и медсестры, получающие мизерные зарплаты, без «чаевых» лишний раз к молодой маме не подойдут. Заработная плата нянечек, работающих в районных больницах, колеблется на уровне 1,5 тысячи леев и порой бывает ниже прожиточного минимума. С учетом ночных смен она может вырасти до 2 тысяч леев. Какие требования мы можем предъявлять в такой ситуации? Разве что призывать к совести. Вместе с тем в той же Москве опытным нянечкам предлагается заработная плата в размере 60 тысяч рублей.
 
Напомним, что в годы правления ПКРМ зарплата в системе здравоохранения выросла в 9 раз. И если бы нынешняя власть следовала бы коммунистическим принципам справедливости, то зарплата молдавских врачей практически достигла бы европейского уровня. В целом за годы правления ПКРМ расходы на государственное здравоохранение увеличились в 6 раз!
 
Когда младенцы болеют, лечение, как правило, назначают одинаковое. То есть дорогое. Элитные мамочки покупают всё и даже больше. Простые мамы — то, на что хватает денег, поскольку медицинские препараты для малышей обычно на порядок дороже, чем для взрослых. Впрочем, как и детское питание.
 
Даже после повышения единовременного пособия в размере 5300 леев хватает ненадолго. Для мамочек, которые до родов не работали, установлено пособие по уходу за ребёнком в размере 540 леев до достижения ребенком возраста двух лет. Этого пособия хватает разве что на два пакета памперсов. Едва ли Минздрав интересуется тем, чем кормят младенцев в Молдове, в частности, когда у мам из-за плохого питания исчезает грудное молоко.
 
То есть уже с первых дней младенец ощущает на себе плоды социальной несправедливости. На первом году жизни, когда формируется организм ребенка, недоедание может привести к серьезным нарушениям в развитии. А быть может, из маленького человечка мог бы вырасти гениальный поэт, композитор или ученый, коими была богата молдавская земля в советские годы, когда талантам оказывали всяческую поддержку.
 
Ныне прожиточный минимум на детей до 1 года в Молдове составляет 678,7 лея, то есть пособия на малышей для безработных мам не покрывают даже этого минимума. Но много ли можно купить на эти деньги?
 
Напомним, что в годы правления ПКРМ пособие на рождение первого ребенка увеличилось в 9 раз!
 

Возвращение к рахиту

Маленькие дети в Молдове недоедают. Об этой горькой правде редко говорят провластные телеканалы. Врачи констатируют, что в Молдове немало деток, которые едят мясо, молочные продукты и рыбу только по праздникам. Диагноз прошлого «рахит» до сих пор остается актуальным. Распространенным диагнозом остается и анемия разных степеней.
 
По очень скромным официальным данным, в Молдове недоедает полторы тысячи детей в возрасте до четырех лет. За год их количество увеличилось на 12 %. По факту голодающих и недоедающих детей в разы больше. Дети, страдающие от недоедания, становятся легкими жертвами текущих заболеваний — вирусных инфекций, пневмоний, диареи и т. д. И опять же, лечить эти заболевания очень дорого, поэтому в бедных семьях дети часто страдают хроническими заболеваниями. Ведь даже лечение обычной ангины обходится в 400–500 леев.
 
Многие родители наивно полагают, что их чада полноценно питаются в детских садах, если таковые вообще имеются в том или ином населенном пункте. 
Однако давайте вспомним нашумевшее дело о просроченных продуктах, когда выяснилось, что малышей кормят гнилой картошкой, тухлым мясом и рыбой с паразитами. И это был не единичный случай, а массовое явление. С момента повсеместных проверок и обнаружения продуктов без маркировки, сертификатов качества и с истекшим сроком годности прошел год. Кто понес серьезное наказание за то, что травил наших малышей?
 
Дети и внуки людей, которые должны решать такие вопросы, в обычные детские сады не ходят и гнилую картошку не едят. Они посещают элитные дошкольные учреждения с пятиразовым питанием, бассейном и педагогами, развивающими креативное мышление. У них есть няни и гувернантки, и оздоровительный отдых на дорогих курортах.
 

Образование

 
Элитные детки попадают в лучшие лицеи. В общем, не жалко, пусть учатся, тем более что к первому классу они получают хорошую подготовку. Но почему тогда полноценного образования лишают других юных граждан Молдовы?
 
С 2010 года в Молдове продолжается реформа системы образования с оптимизацией учебных заведений. В результате закрыто, оптимизировано или находится в стадии оптимизации около 300 учебных заведений разного уровня. Лицеи превращаются в гимназии, а гимназии — в начальные школы. Лицеи в основном ликвидируются в сельской местности. И тут проявляются социальные различия местного уровня. К примеру, дети успешных фермеров могут ездить в районные центры для получения лицейского образования. У детей крестьян нет денег даже на общественный транспорт. Даже пусть они будут семи прядей во лбу, гимназическое образование и профтехучилище для них предел.
 
Экзамены на степень бакалавра — отдельная история. Особенно с 2012 года, когда пост министра просвещения заняла Майя Санду, ужесточившая регламент проведения экзаменов. Собственно, вызывает вопросы и степень сложности экзаменационных тестов. Тем не менее детям из обеспеченных семей, которым доступны репетиторы, экзамены не кажутся такими страшными. Уровень их подготовки позволяет претендовать на стипендии в престижных европейских вузах. А нет — так родители учебу оплатят.
 
Детям из простых семей приходится выбиваться в люди самостоятельно, что очень сложно сделать благодаря реформе. Прожиточный минимум для детей от 7 до 17 лет составляет в Молдове 1930 леев. Причем зарплаты большинства родителей крайне редко этот минимум покрывают. И в этом минимуме нет места дополнительным занятиям и репетиторам.
 
В молдавских вузах полно вакантных мест. Однако бюджетных — около 15 %. По факту учиться бесплатно можно только на тех специальностях, где наблюдается недобор. То есть право выбора профессии в высшем образовании доступно далеко не всем детям из простых семей. За восемь лет либерально-демократического правления количество бюджетных мест в вузах сократилось в 2,5 раза. Только в нынешнем году их урезано почти на 20 %.
 
В период правления ПКРМ число бюджетных мест увеличилось в два раза и достигло 10 758. Кроме того, с 1 февраля 2005 года процент предоставления стипендий был увеличен с 40 до 70 %. Расходы бюджета на оплату стипендий увеличились в 7 раз.
 
Кроме того, несколько лет назад были упразднены квоты на обучение в университетах по принципу село-город. Теперь, чтобы получить высшее образование, селянам надо очень хорошо постараться. Всем — и детям, и родителям.
 
Элитные детишки козыряют тем, что родители им оплачивают обучение в Оксфорде, Гарварде или других престижных вузах, после окончания которых их обязательно ждет хорошая работа и карьерный рост с соответствующей заработной платой. Выпускника молдавского педагогического вуза ждет зарплата в 2,5–3 тысячи леев (меньше 200 долларов США), долгое скитание по съемным квартирам, жизнь впроголодь и полное разочарование.
 
Бедные люди не могут себе позволить инвестиции в образование своих детей. В частности, поэтому, из-за вышеупомянутой социальной несправедливости, богатые становятся еще богаче, а бедные еще беднее.
 

О равенстве шансов

Закон о равенстве шансов в Молдове работает только в пользу сексуальных меньшинств, да и то потому, что они у государства денег не просят. Шансы на полноценное развитие и получение образования у всех разные и зависят от толщины кошелька родителей или занимаемой должности, что, как правило, взаимосвязано.
 
Дети из богатых семей могут себе позволить занятия фитнесом в дорогих клубах или заниматься у личного тренера. Хорошая физическая форма лишь повышает их самооценку. А отдельная квартира и дорогая машина, купленные родителями, убеждает их в том, что ничего невозможного нет. Из многих отпрысков богатых семейств вырастают, может, и неглупые, но нередко циничные люди, которые с подачи родителей занимают чиновничьи места или становятся владельцами предприятий и умножают семейный капитал.
 
Дети из бедных семей постоянно чувствуют дискомфорт из-за того, что они плохо одеты, у них не такие «крутые» телефоны, у них зачастую нет денег, чтобы купить девушке цветы. И даже когда они чего-то добиваются в жизни, их доходы съедает ипотека, покупка машины, которая отнимает львиную долю семейного бюджета. Временные подработки лишают возможности заниматься самообразованием. А денег на создание своего дела нет и в помине…
 
Все годы правления ПКРМ поддерживала молодых специалистов, желающих заниматься предпринимательской деятельностью. Только в 2008 году была реализована программа кредитования бизнес-проектов молодых людей, благодаря которой было реализовано около 200 проектов, на основе которых открыто около 3 тысяч новых рабочих мест.
 

Социальное неравенство по месту жительства

Не является ли актом социальной несправедливости перекладывание возврата украденного миллиарда на плечи налогоплательщиков? А можно ли назвать социально справедливой нашу пенсионную систему? И справедливо ли назначать пособие по потере кормильца в несколько сотен леев?
 
Молдова — страна тотального неравенства. Люди, живущие в селах, не только получают более низкие зарплаты и пенсии, но и у них нет достаточно доступа к лекарствам, медицинским услугам, образованию и даже возможности пользоваться хорошими дорогами, которых просто нет. Только у 43 % сельских жителей есть доступ к питьевой воде. Если в 2010 году разница между доходами сельского и городского населения составляла 23,6 %, то спустя пять лет она достигла 42 %.
 
Теперь вспомним разработанную ПКРМ программу «Молдавское село», которая стартовала в марте 2005 года по инициативе президента Владимира Воронина. На ее основе были разработаны стратегии развития различных сфер, а каждый населенный пункт подготовил собственные стратегии развития на 2005–2015 годы. Если бы упомянутая программа продолжала свою реализацию, социальное неравенство по месту проживания было бы максимально сокращено.
 
В 2005 году в рамках реализации программы было освоено 1,7 миллиарда леев. Они были использованы на телефонизацию, газификацию, водоснабжение населенных пунктов республики. В 2006 году на реализацию программы было направлено около 2 миллиардов леев: на больницы, сельские амбулатории, детские сады, учебные заведения, школы и так далее. Все это было осуществлено за счет собственных источников, практически в отсутствие внешнего финансирования.
 

* * *

Можно привести еще немало примеров социального неравенства в Молдове. Явного неравенства, о котором умалчивают власти, но которое очевидно для народа Молдовы. Низы не хотят жить в тех условиях, которые предоставляют им верхи. Народное возмущение подходит к точке кипения, к точке невозврата.
 
Наталья Устюгова
газета "Коммунист"
0
 

Читаемые