Общество   

Память и памятники

Кишиневцам необходимо наконец восстановить непрерывность своей истории

Накануне 9 Мая хочется вспомнить о памяти — памяти нашего города, памяти его земли. Как мы относимся к этой памяти, к этой истории, которая имеет свое и физическое, и символическое выражение?

Как мы забывали свою историю

 
Память и памятники Кишинева продолжают проделывать драматический путь. Буря XX века прошлась по Кишиневу с уничтожающей жестокостью. Дата 7 апреля два раза в нашей истории сделала наш город известным на весь мир. Некоторые исследователи считают, что слово «pogrom» вошло в западные языки в русском варианте после событий 1903 года в Кишиневе. А кто-то вообще считает, что кишиневские события стали главными предпосылками русской революции. 
 
Еврейский погром в Кишиневе был первой нашей катастрофой XX века. Но век оказался щедр на катастрофы. События 1917 и 1918 годов подняли гигантскую волну беженцев, затем — 1940 год, потом — 1941-й, потом — послевоенная зачистка, затем — первая волна еврейской эмиграции, начавшаяся в 1979 году, вторая волна конца 80-х — начала 90-х, выезд уже из столицы независимой Республики Молдова преимущественно русских и русскоязычных. 
 
Сочетание бедности и национализма в разных пропорциях продолжает до сих пор выталкивать из Кишинева семьи. Каждый из нас имеет перед глазами десятки примеров расставания с Кишиневом — наших одноклассников, соседей, друзей, родственников. 
 
В Западной Европе есть города, которые практически являются музеями под открытым небом, местом жизни людей, накопивших непрерывную многовековую память. Что касается нас, то даже архивы Кишинева находятся в значительной степени не тут. Что-то в Москве, что-то в Одессе, что-то в Бухаресте... А сколько семейных писем, фотографий, фамильных кишиневских реликвий разбросаны по всему миру — от Казахстана до Милана, от Лос-Анджелеса до Буэнос-Айреса... 
Память продолжает растворяться, исчезать.
 

Забытые страницы

 
Разрывы преемственности привели к тому, что мы, например, не знаем, кто такой Карл Шмидт. Мы не знаем, не можем поверить в то, что Кишинев был одним из самых крупных городов в Российской империи, который рос и развивался в последней четверти XIX века так, что на протяжении одного поколения Кишинев изменился до неузнаваемости. Мы мало знаем о знаменитых людях, уроженцах Кишинева. А ведь таких примеров нам сильно не хватает. 
 

Забытые имена

 
Маховик двадцатого века еще работает, и мы продолжаем искать в нем чуждое, вредное. Хотя наша история — безумно захватывающая и в чем-то уникальная. Ну, к примеру, когда Пушкин приехал в Кишинев, он увидел тут непривычное сочетание балканского мира. Богатые и именитые кишиневцы в то время курили турецкие чубуки, ходили в турецких тапочках, обустраивали кишиневские дворики по азиатскому образцу. Но мы не храним этот лик Кишинева. Яркий пример — названия кишиневских улиц. Каждый раз с изменением политического статуса Кишинева улицы переименовывались. Последний раз они были переименованы так, что кишиневского в них осталось очень мало. Парад суверенитетов в большинстве столиц привел к возвращению старых, дореволюционных названий. У нас же появились новые, часто к Кишиневу никакого отношения не имеющие. Судя по названиям кишиневских улиц, на носу — примерно тридцатые годы. А где все эти хотя бы политически нейтральные кишиневские имена — Синадиновская, Кузнечная, Острожская, Синагоговская, Фонтанная, Старая Мойка, Липованская, Семинарская... Эти кишиневские имена были стерты и забыты. 
 
Возвращение исконных названий — фундамент подлинного возрождения Кишинева. Конечно, возрождение это станет не результатом замены одних жестяных табличек на другие, родится из изменений в состоянии умов.
 

Покрытый трещинами и залитый бетоном

 
Наша двухсотлетняя история осталась золушкой, с неправильными, чужими временами, которые желательно забыть, стереть. И даже такой неоспоримый памятник нашего наследия, как дом Пушкина, сегодня покрывается трещинами из-за высотного строительства по соседству, разрешенного предыдущим главным архитектором города. Хотя строить на пушкинской горке очередную многоэтажку — это, конечно, нечто. 
 
Не особо дорожим мы не только тем, что находится на улицах и на старых фотографиях, но и тем, что лежит неразведанное, скрытое под ногами. В советское время при расширении, перестройке Кишинева археологических исследований практически не было. В самом Кишиневе первые раскопки связаны с благоустройством парка Комсомольского озера в 2009 году. В 2010 году впервые археологические исследования начались непосредственно в исторической части Кишинева. Археологи провели раскопки у Мазаракиевской церкви. Само это место — символическое и считается местом, где начал создаваться и развиваться Кишинев. Мазаракиевская церковь сама по себе — старейшее здание в столице. А находится на холме, под которым до 1935 года работал главный городской фонтан — тут столетиями было главное место снабжения Кишинева водой. Тут же стоит плита, на которой обозначена дата — 1436 год — год основания Кишинева. У Мазаракиевской церкви были обнаружены фундаменты домов начиная с 16 века, было обнаружено средневековое кладбище 16–17 веков. 
 
На территории Кишинева зафиксировано 21 поселение разных времен начиная с каменного века и 36 курганов — могил кочевых народов. И, к сожалению, вся эта наша история не является очевидной в своей самоценности. Невосполнимая потеря — при строительстве котлована дома возле Армянской церкви были обнаружены богатейшие свидетельства функционировавшего тут столетия назад армянского подворья. Несмотря на все попытки Министерства культуры, армянское подворье было уничтожено, срыто экскаваторами. Вместо памятника нашей истории будет еще одна многоэтажка. 
 

Жертва Освобождения

 
Наш соотечественник, скульптор Лазарь Дубиновский, создал для Кишинева его главные памятники советского периода — Котовскому, героям-комсомольцам, освобождению Молдавии. Потрудился он и над Аллеей классиков в парке Пушкина — создал бюсты Эминеску, Александри, Асаки, Негруцци. Многие искусствоведы включают памятник Котовскому в число лучших конных статуй мира. Как мы относимся к наследию человека, который не уезжал из Кишинева ни при каких режимах, хоть и был евреем, который стал и остался кишиневцев и подарил Кишиневу его уникальные черты? Его памятники Марксу и Энгельсу, Максиму Горькому и горельеф Искусство Молдавии были уничтожены. Памятники героям-комсомольцам на проспекте Виеру и освобождению перед Академией наук тоже периодически хотят снести. 
 
На доме, где жил Дубиновский, нет памятной таблички. Не назвали в его честь и улицы. С его могилы на Армянском кладбище срезан его бронзовый портрет. 
Лучшие кишиневские памятники в мирное время находятся в опасности из-за того, что мы никак не остановим этот маховик исключения, сжигания страниц нашей истории. Нашей, а не какой-то чуждой. Памятник героям-комсомольцам — это памятник молодым ребятам, уроженцам этой земли, многие из которых погибли на войне. Памятник освобождения — это памятник в том числе сотням тысяч уроженцев Молдавии, уроженцам Кишинева, которые освобождали Молдову от фашизма так же, как от фашизма освобождали Францию, Германию, Италию, Польшу. 
 
Да, история наша является непростой, вызывающей споры. Но почему в Париже есть и стела в честь французских граждан, погибших за свободу, и памятники Наполеону и другим императорам, которые эти свободы душили? 
 
Жертвами в этом вечном споре за правильную историю становятся названия кишиневских улиц, уничтожаемые памятники архитектуры, вымывание из памяти целых исторических периодов. Мы отказываемся от своего богатства и сводим все к какой-то шариковщине, из которой вырастают лишь заплеванные улицы провинциального, затухающего города.
 

Кишиневцы против забвения

 
И все же, как всегда, есть и хорошее. К примеру, много лет успешно работает сообщество энтузиастов, собирающих память Кишинева по крупицам. Настоящих кишиневцев на форуме Oldchisinau интересует все — старые фотографии, сохранившиеся элементы городской культуры XIX века вроде чугунных крылечек и старинных дверей, старая реклама, старые газеты, кишиневские надгробия, истории кишиневских людей... 
 
Недавно общественная организация «Август» провела интересную работу. Эта организация занимается поиском и упокоением останков воинов, погибших на территории нашей страны во время войны, установлением их имен. И вот они провели расследование о солдатах, после войны оставивших знаменитые надписи «Осмотрено. Мин нет». Многие имена удалось восстановить. Сами эти надписи продолжают исчезать, как и другие надписи на стенах послевоенного Кишинева. Пока они еще есть — их надо сохранить, признать кишиневским наследием. В конце концов, до сих пор не где-нибудь, а на стенах бундестага в Германии сохраняются надписи, оставленные советскими солдатами в 1945 году. 
 
Тысячи активных кишиневцев, общественных организаций и движений встают грудью на защиту памятников Лазаря Дубиновского. Если угроза переноса или сноса памятника освобождению получит какие-то реальные черты, кишиневцы готовы организовать круглосуточную вахту их охраны. И их стремление сохранить памятник — надежда на то, что композиция Освобождение будет украшать главный проспект столицы и при следующих поколениях. 
 
В ближайшее время «Триумфальная арка» совместно с Академией искусств и сообществом любителей истории Кишинева «Олдкишинэу» сделает роспись забора за ротондой на Комсомольском озере. На 18 пролетах этого пространства мы нанесем виды старого Кишинева — здания как уцелевшие, так и разрушенные. Эта панорама тоже станет маленьким вкладом в коллективную память. 
 
Следующий год объявлен Годом Карла Шмидта. Уже через неделю будет открыт бюст этому выдающемуся человеку, мы же в специальной комиссии разрабатываем сейчас программу на следующий год, придумываем, как сделать ее не для галочки, а действительно для того, чтобы вернуть память о 27 годах цивилизованного развития нашего города. Мы призываем всех, кто хочет принять участие в разработке этой программы присоединяться к работе. 
 
Что-то было и исчезло, что-то осталось, но память — это то, что, по выражению Умберто Эко, позволяет человеку прожить множество жизней, то есть одно из бесценных качеств человеческого вида. И, похоже, кишиневцы по чуть-чуть начинают привыкать и воспитывать в себе, что все в нашей истории разнообразно и бесценно. И бережное, по крупице, сохранение этого многообразия — главный признак Кишинева как города.
 
По материалам передачи «Триумфальная арка»
0
 

Читаемые