Политика   

После Вильнюса

В Кишиневе прошла горячая экспертная дискуссия о программе «Восточное партнерство»

На круглом столе о содержательной стороне политики программы «Восточного партнерства» в Молдове обсуждались экономические реалии после вхождения в силу уже парафированного соглашения об углубленной и свободной торговле, политические следствия Договора об ассоциации, а так же реальная политика Евросоюза в регионе. Поскольку представители власти, хоть и были приглашены, не явились, выслушать, что думают о новой европейской политике широкие слои экспертных групп, журналисты и представители оппозиции пришлось представителю делегации ЕС в Молдове. Господину Слагтеру пришлось нелегко.

Дебаты прошли в отеле Leogrand. Буквально за стеной, в соседнем зале проходила пафосная презентация одной из программ правительства. Находился там и премьер Лянкэ. Найти время, чтобы поучаствовать в независимых, не официозных дебатах времени Лянкэ не нашел. Тем не менее, дискуссия состоялась на очень высокого уровне. Организаторы - Хельсинкская Гражданская Ассамблея Молдовы и Международный фонд за лучшее управление (Брюссель). В отсутствии  представителей правительства, отдуваться за «историю молдавского успеха» пришлось сотруднику миссии ЕС в Молдове, главе политического департамента Вихеру Слагтеру. 
Модерировал круглый стол экс-посол Молдовы в Совете Европы и ООН Алексей Тулбуре.
 
Во вступительном слове Тулбуре сказал, что существует необходимость обсудить проблемы, которые появились в связи с программой «Восточное партнерство» для шести стран Восточной Европы. «Есть много интерпретаций содержания этой программы добрососедства и многочисленные противоречия, возникающие по ходу ее имплементации. Ее понимают и как программу модернизации стран, которые, по мнению ЕС, не имеют перспектив членства, но которые должны стать зоной стабильности, и как буферную зону между ЕС и Россией с четко определенными целями геополитического характера. Давайте послушаем разные точки зрения по  этому поводу», предложил Тулбуре. 
 

«Молдове нужно обуздать лошадь»

Соорганизатор круглого Джеймс Уилсон из международного фонда «За лучшее управление» сообщил, что его организация занимается продвижением ценностей, которые зафиксированы в европейской Хартии о фундаментальных правах человека. Он прокомментировал свое видение происходящего в Молдове. «Мы только вошли в год лошади. Что это за год и каким этот год будет год для Молдовы? Это лошадь, которая выигрывает скачки или тягловая лошадь, которая пашет на полях? Предсказать трудно.  Китайцы сказали бы, что молдаванам нужно обуздать эту лошадь», аллегорически выразился Уилсон.
 
Уилсон считает, что для понимания перспектив Молдовы надо учитывать следующие обстоятельства: «Во-первых, на экономическом фронте Россия остается основным источников иностранных инвестиций в экономику Молдовы. За ней идут Голландия и Кипр, а это тоже частью российские деньги. Эти цифры основаны на данных, представленных Нацбанком Молдовы. Это указывает на необходимость  диверсифицировать инвестиционный портфель. 
 
Во-вторых, в Молдове по-прежнему самый низкий уровень доходов на душу населения среди всех стран «Восточного партнерства»; в сфере инвестиций – такая же ситуация. Около трети населения находятся на заработках. Поэтому Молдове необходимо много сделать, чтобы понять свой рейтинг по простоте ведения бизнеса и конкурентоспособности. 
 
В-третьих, в Молдове – высок ий уровень коррупции и  неуважение прав собственности. С политической точки зрения Молдова сталкивается с проблемами в этом году. Есть различные видения о путях развития. Грядут парламентские выборы. Нужно обсудить различные варианты и выработать единое мнение о наилучшем пути развития», перечислил Уилсон.
 
Эксперт напомнил, что Европейский союз, как ожидается, отменит визы для граждан  Молдовы, что предоставит больше свобод передвижения. «Это не создаст рабочие места, но будет способствовать туризму и культурному обмену. Что касается рабочих мест, то их создание нужно искать в привлечении иностранных инвестиций и повышения конкурентоспособности экономики», подчеркнул Уилсон.
 

Кризис Восточного партнерства

Политолог, эксперт Богдан Цырдя считает, что архитектура программы «Восточного партнерства» переживает сегодня системный и многоуровневый кризис. «Сегодня «Восточное партнерство», по моему мнению, серьезно отдалилось от первоначальных целей и ценностей. 
 
Во-первых, после Вильнюсского саммита он вошел в экзистенциальный кризис. Армения вышла и стремится стать членом Таможенного союза, Азербайджан не захотел углублять связи, Украина отказалась, остались только Молдова и Грузия, раздираемые противоречиями и отягченные территориальными проблемами. 
 
 
Во-вторых, это кризис цели. Как можно строить отношения с государствами-членами «Восточного партнерства» без предоставления возможности стать членом ЕС? Это нонсенс. Можно констатировать, что ВП является геополитической структурой, а не структурой партнерства. Россия воспринимает партнерство как санитарный кордон. Причем кордон этот выстраивается в нашем регионе огромной ценой. Наш регион – это регион энергетического, финансового доминирования стран СНГ. Непонимание этого приводит к коллапсам. Посмотрите на Украину. 
 
В-третьих, это кризис демократии. Кого охватывает «Восточное партнерство»? В Азербайджане – практически султанский режим. Украина – олигархическая автократия. В Украине умерло уже десять граждан, там проливается кровь. При этом Тимошенко не освобождена. В Молдове были уже после Вильнюса отключено от вещания три телеканала – то, чего не было никогда раньше за всю историю нашей страны. Демократические критерии не выполняются. И так далее. И еврочиновники заключают договоры с олигархами, самодержцами, коррупционерами! Другими словами, демократия отброшена в сторону, европейские структуры несут огромные имиджевые потери.
 
Дополнительные проблемы – секретизация хода «Восточного партнерства». Я понимаю, что есть отдельные процедуры, и люди понимают, что есть определенная часть секретных переговоров. Но есть соглашения, которые потом не могут быть исправлены! Я не понимаю, в чем логика подписания подобного рода важных соглашений  с полным игнорированием граждан. 
 
Еще одна проблема политики добрососедства – отсутствие солидарности. Так, некая страна ЕС предлагает ликвидировать суверенитет государства, включенного в  политику добрососедства ЕС. И нет никакой реакции ЕС! 
 
«Восточное Партнерство» могло стать механизмом для социальной реабилитации и стабилизации. Но учитывая вышесказанное, опасаюсь, что этого может не произойти», завершил свое выступление Богдан Цырдя.
 

«Молдова – не история Успеха»

Глава экономического и политического департамента делегации ЕС в Молдове Вихер Слагтер в начале своего доклада сделал неожиданное заявление: «Молдову часто называют «историей Успеха» в «Восточном партнерстве». Но Молдова не является «историей Успеха». Она станет таковой, когда граждане почувствуют изменения в стране начнут так считать сами».
 
 
При этом господин Слагтер, естественно, видит позитивную роль программы «Восточного партнерства». «Мы проделали огромную работу. Были и позитивные, и негативные результаты. Работа не завершена. Совершенно ясно, что ЕС предлагает конкретные и привлекательные альтернативы коррумпированной автократии. 
Соглашение о подписании договора об Ассоциации - это своего рода сделка между ЕС и Молдовой. Мы предлагаем свободный доступ на рынок ЕС, стимулирование инвестиций и свободные поездки. Мы хотели бы видеть тут стабильную демократию. Кто-то полагает, что этому быть не суждено, пока не будет перспектив членства в ЕС. Но это не отменяет возможности прекрасного сотрудничества!
 
Что касается опасений, что свободная торговля разрушит сельское хозяйство Молдовы - это не так. Торговля будет ассиметричная и переход займет время для того, чтобы Молдова смогла  приспособиться. Конкуренция будет больше, но конкуренция - это и более сильная экономика. Хотя в некоторые сектора экономики пройдет кризис. 
 
Для Молдовы Таможенный союз будет означать изоляцию, а свободная торговля с ЕС – открытость миру.
 
Важно улучшать деловой климат. Он остается плохим. Молдова занимает 83 место по индексу ведения бизнеса. Это очень низкий уровень и по сравнению с другими странами в регионе. 
 
Рынок ЕС – огромный рынок, но это трудный рынок. Стоит предпринять очень много усилий, чтобы выйти на него. 
 
ЕС поддерживает Молдову в проведении базовой работы для позитивных изменений. Многое уже произошло, но многое должно еще произойти».
 

«Модернизация реальная и ложная» 

Писатель, философ Василий Ерну из Румынии считает, что политика ЕС в отношении евровостока удобна его элитам, но смертельная для простых людей. «Всё это очень рискованно с экономической точки зрения. Расскажу  об опыте Румынии. Одна из серьезных проблем и ошибок в отношении Востока и Запада – реальность региона не была принята в о внимание. Наши предки родились в Российской империи, в Великой Румынии, в СССР, а мои дети  не выйдут из своей деревни. Это серьезная реальность. 
 
 
Слева мы видим зло, а справа– еще большее зло. Моя надежда на будущее в том, чтобы большая часть населения не оказалась в кошмаре. 
Мы говорим о выборе элит которые «как бы» представляют население, но при этом элиты подписывают договора секретно. Как мы можем говорить о суверенности народа?
 
В Румынии за последние пять-семь лет в супермаркетах, которые контролируют потребление, исчезли румынские товары. Мы становимся страной которая только потребляет и ничего не производит. Румыния, как и Молдова – страна аграрная. Значительная часть экономики – это мелкое домашнее производство. Сегодня такие производители вышвырнуты из истории из-за несоответствий регламентам ЕС. У них нет никакого другого источника для существования.
 
Законы в парламенте принимаются по указу крупных корпораций. Новый трудовой кодекс не был одобрен ни рабочими, ни профсоюзами, мелкий и средний бизнес тоже выступили против. Но он был нужен крупным компаниям, которым новая редакция закона развязала руки. Кодекс был изготовлен и разработан лоббирующими компаниями по заказу иностранных инвесторов и румынско-американских компаний. Корпорации заказывают законодательство. Законы разрабатываются для тех кто платит. Такова реальность. 
 
Нас критикуют за коррупцию. Но главное понимать, что такое коррупция. Потому что сейчас самые грязные компании находятся в Брюсселе. На нас оказывается очень большое давление. Брюссель коррумпирует нас, чтобы управлять ресурсами. Ему нужна приватизация госсобственности. 
 
Кто-то критикует сталинскую систему и говорит, что ей нельзя следовать. Но давайте без штампов. Нужно говорить об экономике. Есть ложная модернизация и есть хорошая модернизация», сказал Василий Ерну. 
 

«Мне не нравится, что нас хотят колонизировать»

Президент ассоциации «Поставщики Таможенного союза» Олег Ногинский поверг резкой критике выступление представителя делегации ЕС и обвинил еврочиновников в лицемерии и банальной лжи. «Происходит постоянная подмена понятий. Давайте читать соглашения внимательно. Европейский рынок не открывается, а предоставляются квоты. Не надо обманывать людей! А вот Молдавия в ответ открывает рынки полностью и еще должна соответствовать регламентам. 
 
Давайте учиться не обманывать.
 
 
Многие не могли поверить что Европа может нас обманывать. Кабмин Украины, изучив договор о свободной торговле, увидел падение ВВП на три процента и потери в 40 миллиардов. Для Европы это идеальное соглашение, которое позволит колонизировать страну. Мне не нравится, что нас хотят колонизировать. 
Согласно договору, Молдове дается четыре года на переход на европейские директивы. Напомню, Европа переходила на них около тридцати лет! Я не вижу в договоре примерно 20 миллиардов евро на этот переход. А цена для Молдовы – примерно такая.  
 
Так что, уважаемые еврочиновники, скажите честно, мол, вы, молдаване, должны уничтожить свою промышленность, а мы за это не даем вам на права убежать работать в ЕС, ни компенсации за уничтожение экономики, ни времени, ничего.
 
Хочу посмотреть, как французы, итальянцы и испанцы пустят молдавское вино. При учете квот, которые заложены в договор - роста экспорта не будет. И понятно, почему ведено квотирование. В ЕС объем перепроизводства продуктов питания - 140 процентов. Сельское хозяйство ЕС дотируется на 50 – 60 миллиардов евро в год. А договор для Украине запрещает дотировать своего производителя!  
 
Обобщаем.  Производитель не получает доступ на рынок (у него квота). Производитель обязан перестроить полностью свое производство под технические регламенты ЕС. Он будет конкурировать с европейскими производителям, которые дотируются, а он нет. И он будет конкурировать с производителями, которые имеют доступ к хорошим кредитам. И судить его будут европейские чиновники. 
 
В таких условиях все производители погибнут. Никакой пользы для экономики Молдовы свободная торговля не несет. 
 
ЕС должен перестать быть лектором и белым господином, который снисходительно учит туземца, не понимая, как туземцы жили до него. Логика «Восточного партнерства» без России как основного участника экономики на этой территории была ошибочной. Нужно пригласить Россию за стол переговоров и переделать все соглашения. Они должны стать взаимовыгодными».
 

«Чрезвычайно дорогостоящее мероприятие»

Экономический эксперт Елена Горелова напомнила, что перед подписанием экономических  соглашений необходимо их тщательно изучить. «Первое, что бросается в глаза, это что Республика Молдова берет на себя разного рода обязательства. Практически каждый абзац соглашения заканчивается словами: «Молдова будет...» 
Мы обязаны ввести около 400 директив. Со стороны ЕС никаких обязательств не прослеживается. 
 
 
Основная часть соглашения (порядка 75 процентов) касается экономики и торговли. Как изменится качество наших торговых отношений? Первое – в структуре молдавского экспорта на рынок ЕС – 40 – 50 процентов это товары, произведенные из давальческого сырья. Мы ввозим сырье, обрабатываем – отправляем обратно. Снятие тарифов эту группу товаров никак не затрагивает. Так что половины нашего экспорта не коснутся никакие изменения. 
 
Вторая группа наших товаров сельхозпродукция, свежая и переработанная. Эта группа квотируется. Устанавливаются верхние потолки по объемам. То же касается молочной продукции. Республика Молдова должна аргументировать почему она увеличивает объемы и доказывать, что мы имеем право поставить тот или иной товар –90 процентов нашего экспорта попадает под такую «свободную торговлю».
 
В обмен – импорт – пойдет по нулевым тарифам. Часть сразу, часть – постепенно. Тем временем, Россия открыто заявляет: как только Молдова снимет пошлины на ввозимые товары, Россия тут же их введет. А ставка тарифов в тс выше. Тем самым мы сами себя ограничиваем экспортировать на рынок Таможенного союза с неясными перспективами поступления экспорта на рынки ЕС, учитывая требования к качеству, соблюдение норм в области санитарии и так далее. 
 
Третий момент – торговый баланс. Мы имеем ежегодно увеличивающийся отрицательный баланс. Импорт из стран ЕС в 2,2 больше, чем экспорт. Чем покрывается разница? Денежными переводами. Основная масса поступает с востока. Это 70 процентов, а еще и наличка. В прошлом году первой валютой перечислений стал рубль. 
Кроме того, нам нужно остановиться и подумать об отношениях с приднестровским регионом, о потере бюджета из-за снятия пошлин
В общем, подписание соглашения о зоне свободной и всеобъемлющей торговли с ЕС - это очень дорогостоящее мероприятие», закончила выступление Елена Горелова. 
 

Время противостояния Восток-Запад может закончиться

Журналист, редактор «Коммерсанта в Молдове» Владимир Соловьев считает, что молдавские власти должны внимательно следить за диалогом между Россией и Евросоюзом, чтобы не попасть впросак. «Накануне саммита восточного партнерства в Вильнюсе было самое интересное. Политические лидеры ужинали общались. Говорили и о Молдове. Говорят, Ангела Меркель, общаясь с нашими представителями, сказала, что «евроинтеграция Молдовы зависит от России». Она сказала, что может уговаривать немцев пить молдавское вино личным примером, но в какой-то момент могут начаться проблемы с печенью. Поэтому более реалистичный путь - договариваться с Москвой. 
 
 
Напомню, что немецкие дипломаты начали критиковать Кэтрин Эштон за ее выступление на Майдане. В ЕС начинают  говорить,  что нельзя игнорировать российские интересы и многовековые отношения России и Украины, начинают говорить о необходимости совмещения Таможенного и Европейского союзов. 
 
Это сигнал, что  в Брюсселе сильно задумались о будущем «Восточного партнерства». Политическая мысль развивается в сторону понимания, что нужно думать не о геополитических войнах, а о компромиссах, с учетом растущей Азии. 
 
Путин предложил создать свободную экономическую зону между ТС и ЕС. На конференции по безопасности в Мюнхене обсуждали это предложение Путина. И даже звучала дата – 2020 год. Там же премьер Грузии говорил о новой грузинской политике. 
 
Молдова уже искала возможность вписаться в компромисс больших игроков. Президент Воронин предлагал международное подтверждение нейтралитета. Нужно продолжать думать в этом направлении.
 
Начался процесс переосмысления. Пока нет итоговых решений, но мозги уже работают. Хочется, чтобы молдавские власти не отставали». 
 

Преимущества несуществующего предложения

 
Журналист, учредитель газеты «Панорама» Дмитрий Чубашенко считает, что в случае с Молдовой история неподписания договора о свободной и всеобъемлющей торговле повторится. «Создается совет ассоциации, комитет ассоциации, парламентский комитет ассоциации.  Нет такого сектора который не был включен в соглашение: общая политика обороны и безопасности, торговля, публичная администрации, аудит, социальная политика, статистика, о лифтах, тормозной системе мотоциклов и так далее. Парламент и правительство становятся придатком к соглашению. Все уже определено на 10 лет вперед. При этом нет перспективы войти в ЕС. Правительство говорит, что хочет популярно объяснить населению преимущества евроинтеграции. Как можно объяснять преимущества того, что не существует?»
 

«Власть не стремится в Европу»

Василе Нэстате, бывший депутат парламента, писатель,  председатель Ассоциации по развитию культуры и защите авторских и смежных прав APOLLO не верит, что власти хотят двигаться в направлении евроинтеграции. «У партий, которые находятся у власти, нет никакого интереса интегрировать Молдову в ЕС. Абсолютно уверен, что они блокируют европейский путь. Об этом говорят их действия. Вся власть сконцентрирована у нас в отеле Nobil. Это их отношение к изобретенному Европой принципу разделения властей. 
 
Кто-то надеялся, что после Вильнюса начнутся реальные дела – борьба с коррупцией и так далее. Но ничего не происходит. После Вильнюса продолжаются захваты собственности.
 
Журналист Эрнест Варданян считает, что такая Европа Молдове не нужна. «Я хочу возвращения старой Европы, но боюсь, что это невозможно. Я больше не являюсь сторонником евроинтеграции», сказал он.
 
Экономист Виктор Чобану полагает, что без четкой перспективы членства и отказал от логики «или – или» в отношении европейского и таможенного союзов такие страны, как Молдова и Украина останутся на месте. «Лишь при таких условиях «Восточное партнерство» перестанет быть санитарным кордоном и имеет шансы состояться, а страны «Восточного партнерства» смогли бы стать зоной стабильности и развития», говорит он.
 

«Плюсов будет больше»

Завершил дискуссию Вихер Слагтер. «В этой дискуссии Европейский союз был обвинен в колонизации, лицемерии, бюрократии, лжи. Я послушал всех с большим интересом. Не могу сказать, что согласен со всеми выступлениями. Но хотел бы сказать следующее. Я попытался вас убедить (не очень успешно), что мы полагаем, что баланс изменений в рамках работы «Восточного партнерства» будет положительным. С одной стороны, новые члены ЕС испытали большой прилив инвестиций в промышленность. С другой испытали большие проблемы с сельским хозяйством.   Действительно, это не легкий процесс адаптации. Повышение эффективности - вот что нужно.
 
Молдова - очень маленький рынок. Это самая бедная страна Европы. Экономическая модель развития является неустойчивой. У нее маленькая промышленность, большой и неэффективный сектор услуг и недомодернизированый сектор сельского хозяйства. Если будет так все оставаться в дальнейшем, Молдова рискует потерять и рынки СНГ. 
 
Молдове необходимо стать частью более крупной экономической структуры. Олигархи контролируют значительную часть экономики. Если бы Молдова стала бы частью общего экономического пространства, этот эффект бы исчез.
 
Вопрос программы «Восточного партнерства» - это вопрос чисто экономических расчетов».
0