Общество   

Приемные дети Фемиды

Когда телекомпания NIT добьется справедливости в Страсбурге?
Ответят ли судьи Маноле, Доага, Шунков, Оперя, Королевский, Клима перед государством тогда, когда государство будет вынуждено изымать деньги из бюджета для компенсации ущерба компании?

Пятничное голосование в парламенте трубадуры Владимира Плахотнюка во главе с молдавской СиЭнЭн успели окрестить «затмением европейских стремлений Молдовы». На самом деле конец европейской мечты — это решение Высшей судебной палаты по делу телекомпании NIT от 2 мая. С такой судебной системой наша страна имеет право интегрироваться только в африканскую семью народов. Теперь осталось дождаться, когда близкую этому оценку даст молдавскому «правосудию» Европейский суд по правам человека.

Правосудия три года ждут

«Вы все равно выиграете в ЕСПЧ», — так в кулуарах суда комментировали представителям телекомпании решение ВСП сами служители недо-Фемиды. «Раз уж вы все равно получите лечение по полису, давайте я ударю вас велосипедной цепью по голове». Удивительно, как много честных людей можно обнаружить в кулуарах. Жаль, что не там проводятся судебные заседания. Там только решения принимаются. Включая те, что касаются реформы молдавской судебной системы.

А это сегодня, например, особняки, благодаря которым судьи стали самый расквартированным классом чиновников (из числа квадратных метров на одного судью наверняка можно было бы построить еще один столичный микрорайон). Реформа молдавской судебной системы сегодня — это премиальные судей Высшего совета магистратуры ко Дню детей. Это председатель того же совета Никифор Корокий, лауреат премии «Как с гуся вода», заявивший о том, что не знает ни одного случая коррупции в судах. Это та же Домника Маноле, лицо которой могло бы стать символом масштабной кампании Национального антикоррупционного центра (еще одного в недавнем прошлом независимого органа Владимира Плахотнюка).

Это расплывшиеся кулебяки в черных мантиях с тяжелыми веками. «Взятка в десять тысяч евро была обнаружена в складках четвертого подбородка». Реформа молдавской судебной системы — это ее один из самых серых и унылых представителей во главе государства. Реформа молдавской судебной системы сегодня — это непроницаемое, бронированное жлобство, кульминацией которого стало дело телекомпании NIT.

«Вы все равно выиграете в ЕСПЧ». Вопрос один — кто тогда ответит и когда?

Долгая дорога в Страсбург

По словам бывшего вице-министра юстиции Николае Ешану, процесс может занять много лет. И даже рассматривая дело в приоритетном порядке (а это, как правило, случаи незаконного ареста, депортации и т.п.), решения навряд ли можно ожидать раньше, чем через года. «Два года — это сверхоптимистичный прогноз. Как правило, решение по таким делам принимаются через три-четыре года», — говорит Николае Ешану.

Единственная надежда на то, что ускорению процесса может посодействовать реформа, через которую проходит сам Европейский суд. Изменение в работе ЕСПЧ как раз связаны с тем, что между нарушением прав человека и установлением этого факта в Страсбурге проходит так много времени.

Но пока процедура опротестования вердикта в ЕСПЧ выглядит следующим образом. Заявителю, в данном случае телекомпании NIT, дается шесть месяцев для составления жалобы в суд в Страсбурге. И безусловно, чем раньше это обращение поступит, тем меньше времени займет весь процесс.

Первая стадия рассмотрения дела — это оценка допустимости. Причем, по словам бывшего вице-министра юстиции, процедура усложнилась добавлением еще одного критерия: нарушение должно быть существенным. «Критерий достаточно сложный, спорный, возникает много вопросов по поводу того, что является существенным, а что — нет», — говорит Николае Ешану. И многие дела, в которых судьи не видят существенного нарушения прав человека, отсеиваются уже на этом уровне.

После того как дело допускается к рассмотрению, правительству страны, в которой было допущено нарушение, отправляется запрос из Страсбурга. И у правительства в распоряжении два месяца на составление ответа. Время между отправкой обращения в Страсбург и направлением запроса в правительство обычно — год-полтора.
 
Третья стадия процесса — комментирование ответа правительства заявителем. И все это происходит в рамках официальной переписки, никаких слушаний. Крайне редко ЕСПЧ выходит за рамки этого формата.
И только после обмена письмами, документами, комментариями собирается заседание судей ЕСПЧ для вынесения вердикта. И чем дело сложнее (если не было прецедента, на который можно опереться), тем больше судей его рассматривает (возможные форматы: три — семь — пятнадцать судей), и соответственно, больше времени занимает.

 ***
Три-четыре года. Столько, скорее всего, придется ждать компании вынесения справедливого решения по своему делу. Ответят ли судьи Маноле, Доага, Шунков, Оперя, Королевский, Клима перед государством тогда, когда государство будет вынуждено изымать деньги из бюджета для компенсации ущерба компании?

Будет ли через три-четыре года в этой стране власть, способная впечатать в ожиревшие мозги молдавских судей настоящие (нематериальные) ценности демократии и правосудия?

Будет ли тогда еще что-то решать в этой стране человек с иррациональным властолюбием по фамилии Улинич-Плахотнюк?

Все это мы сможем узнать только тогда, через три-четыре года. Но сделать это будущее предсказуемым можно уже сегодня.

0