Культура   

Ротонда, джаз и весна

18 мая Кишинев расцвел джазовым концертом «Ротонда. Возрождение»

Чуть больше года назад я приняла решение отправиться за рубеж по одной из образовательных программ. Семестр в одной стране, семестр в другой и трехнедельные зимние каникулы в Молдове посередине. Возвращаться обратно было, откровенно говоря, страшновато. Друзья предупреждали: «Не строй иллюзий относительно приезда домой. Пока ты там открываешь для себя новые горизонты, здесь все остается неизменным». Но, к счастью, мой прилет совпал с джазовым концертом на легендарной Ротонде 18 мая, а лучшего индикатора перемен в столице нельзя было и придумать!

С Ротондой мы не виделись с прошлого августа, когда впервые за многие годы звуки живой музыки пронзили пелену небытия, кружась в ритме знакомых всем горожанам мелодий вокруг выбеленных колонн. А потом кто-то загнал палящее солнце за горизонт, и на сцене под куполом осталась лишь одна пара, рисовавшая вместо кисти движениями тел и взглядов страстные узоры танго в переливах светомузыки. Помню отчетливо это ощущение гордости за гражданское общество нашей столицы, которое делало свои первые шаги, карабкаясь по разрушенной лестнице Ротонды, как ребенок, который еще не знает, как правильно опереться, чтобы не упасть при преодолении препятствий. 
 
За время нашей разлуки ребенок порядком подрос и уже вместо «каляк-маляк» научился мастеровито орудовать кистями над раскрасками. Это я о стенах за Ротондой, которым теперь не нужно стыдливо прятать нецензурные слова на своей груди, ибо для них наконец-то нашелся «костюмчик по размеру» и по достоинству — студенты Академии искусств оживили их повозками прошлых столетий, статными горожанами в старинных одеяниях и архитектурными сооружениями, на месте которых теперь коммерческие объекты. Кто бы мог подумать, что гости и жители Кишинева будут стоять в очереди, чтобы сделать фото… со стенами? 
 
Особый символизм в этот поток неестественно многочисленных для Кишинева счастливых лиц, сменяющих друг друга по щелчку фотокамер, привнесла беременная женщина. Она позировала на фоне изображения кишиневского трамвайчика, а на деле являла собой перерождение Кишинева из города с провинциальными вкраплениями в столицу, движущуюся вперед, а не застрявшую где-то в котловане незаконных построек. 
 
За время нашей разлуки под опекой общественной организации «Триумфальная арка» ребенок стал более дружелюбным и открытым. Ведущие со сцены то и дело называли партнеров концерта и всех сопричастных к изменениям на Ротонде — это коммерческие и неправительственные организации, частные лица. Практика показала, что все получается, когда объединение происходит вокруг благой идеи, а политические и национальные предрассудки, разделяющие наше общество, по большей степени созданы искусственно. По крайней мере, в длиннющей очереди за чашечкой фирменного кофе от Александра Стукалова в этот день все точно были равны. 
 
За время нашей разлуки Ротонда из места, ранее удостаивавшегося лишь высшей степени сочувствия со стороны горожан (все из-за своего потерявшего лоск вида), стала местом, в котором горожанам хочется оставить память о близких людях — одна из скамеек, где нынче можно передохнуть, установлена молодыми людьми в память о своей учительнице. Она стала местом, где можно беспрепятственно воспользоваться Wi-Fi, но не хочется, потому что вокруг столько интересных людей! Ротонда становится местом, где горожане готовы и начинают учиться друг у друга, как это во время концерта сделал Борис Коваль, произнеся при поддержке Джеты Бурлаку пожелания Кишиневу на еще неуверенном молдавском языке. 
 
Ротонда становится первенцем подлинного городского самоуправления, когда все решения относительно воспитания принимаются в процессе открытых обсуждений на онлайн и не только платформах: в течение концерта каждый мог отдать свой голос в пользу будущего Ротонды, опустив стикер в прозрачную урну с надписью «Идеи и предложения». И здесь не стоит бояться фальсификации голосов, потому что в этой избирательной гонке нет разделения на своих и чужих, есть только объемное понятие «наш» — наш город Кишинев.
 
Но что-то тревожное мелькало в этих джазовых раскатах и опьяняющем аромате акаций, будто соревнующихся, кто сильнее вскружит голову уставшим от плохих новостей кишиневцам. Что-то настораживающее звучало в этом длинном списке знаменитых исполнителей, согласившихся бесплатно выступить воскресным вечером перед обычными горожанами. Очевидно, что Кишинев становится городом, в который хочется возвращаться не только потому, что здесь твои родные и близкие, а потому что здесь ты попадаешь в особую атмосферу особых людей. Но что может каждый из нас может ответить на призыв «Триумфальной арки», чтобы эту атмосферу достойно дополнить и поддержать? Как минимум — не оставаться сторонним наблюдателем, пусть и искренне восхищенным. 
 
0