Украденному верить

Амнистия капитала, продавленная властью в парламенте, позволила этой власти успешно легализовать украденное

Законопроект «О добровольном декларировании и налоговом стимулировании» был принят молдавским парламентом 26 июля 2018 года. Сразу в двух чтениях. Справедливости ради отметим, что спешно принимали его лишь те, кого он касался напрямую — так называемое парламентское большинство: демократы, народные европейцы и «неприсоединившиеся» подголоски. Всего 56 депутатов из 101. Остальные покинули зал заседания ещё во время обсуждения.

Спикер Андриан Канду прямо-таки кипел от негодования от этого демарша. Особенно досталось социалистам. По словам Канду, социалисты первыми должны были голосовать за предложенные законопроекты, потому что эти инициативы направлены на улучшение благосостояния граждан. «Знаете, почему они ушли? Потому что у них нет аргументов, чтобы нам возразить. Им нечем крыть», — сделал вывод Канду.
 
На самом деле спикер лукавил: он прекрасно сознавал, что кворум в зале имеется, законопроект будет принят, зато тайным союзникам демократов — социалистам — прибавится «оппозиционности» в глазах народонаселения.
 
Амнистия капитала вызвала беспрецедентно жесткую реакцию западных стран (особенно США и Германии), а также делегации Евросоюза в Молдове, миссий МВФ и Всемирного банка. Глава представительства ВБ Анна Ахалкаци заявила, что Молдова сможет получить бюджетную поддержку Всемирного банка, только если отменит амнистию капитала или внесет в нее значительные изменения, чтобы минимизировать риски. По словам Ахалкаци, ВБ обеспокоен тем, что «амнистия капитала создает лазейку в системе и делает ее уязвимой для притока незаконных средств в финансовую систему», а принятый пакет законов налоговых реформ неблагоприятно влияет на возможность Всемирного банка оказывать бюджетную поддержку Молдове.
 
В пресс-сообщении представительства МВФ говорилось о том, что утвержденный парламентом пакет бюджетно-налоговых поправок и мер для амнистии капитала «идет вразрез с целями программы, поддерживаемой фондом».
 
«Когда мы первый раз услышали о принятии этого закона, сказали, что он приносит большой риск нарушения обязательств, которые Республика Молдова взяла на себя в рамках договора об ассоциации. То же касается меморандума о макрофинансовой помощи со стороны ЕС, где очень конкретные требования», — отреагировал глава делегации Европейского союза в Молдове Петер Михалко.
 
Да и посольство США было не в восторге. Там заявили, что амнистия «узаконит воровство и коррупцию», а также что закон нацелен на отмывание «украденного из банков миллиарда».
 
Демократы, с видом седоусого служаки, облыжно обвиненного в том, что он злодейски украл и пропил полковое знамя, уверяли, что «все не так, как все подумали».
 

* * *

Формальными инициаторами законопроекта являются депутат-перебежчик Владимир Витюк, пожалованный за предательство чином вице-председателя ДПМ, депутаты Владимир Андронаки, Марчел Рэдукан, Штефан Крянгэ, Корнел Дудник и психически неустойчивый (по его собственному признанию) Сергей Сырбу.
 
На самом же деле идея амнистии капитала принадлежит никому иному, как председателю Демпартии Владимиру Плахотнюку. Он и озвучил ее во время очередного «царского выхода» 24 июля 2018 года. А через два дня идея была реализована. Скорость, достойная гонок «Формула-1», не правда ли?
 
Следует упомянуть о том, что в 2016 году Кукловод уже предлагал этот закон, но МВФ, как и сейчас, раскритиковал проект. Демократы тогда не набрали еще должной силы и проект отозвали.
 
Так в чем же суть скандального законопроекта? Она незатейлива: пакет предусматривает амнистию капитала в обмен на его декларирование за 3 процента налога. Всего-навсего. Амнистия капитала продлится до 1 февраля 2019 г.
 
Кроме того, этим пакетом предусматривается снижение НДС в одной из отраслей, входящих в сферу интересов Плахотнюка, — на услуги кафе, баров и ресторанов с 20 до 10 процентов.
 
В качестве так называемой компенсации для общества введена и популистская мера — единая ставка подоходного налога для физических лиц в размере 12 процентов, снижение размера взносов, выплачиваемых работодателями в фонд социального страхования, с 23 до 18 процентов, удвоение размера личного освобождения с 11 280 до 24 000 леев, отмена налогообложения доходов ниже прожиточного минимума.
 
Но вернемся к сути вопроса об амнистии капитала и на наглядном примере поясним ее. Предположим, на украденные деньги вы где-то в Ставченах построили загородный дом — эдакую мини-копию Версаля официальной стоимостью 1–1,5 миллиона леев (на деле раз в десять дороже). Согласно закону, вы заплатите за него налог 3 процента, т. е. 30–45 тысяч леев. Нехило, не так ли?
 
Но это еще не все. Родственников, на которых можно зарегистрировать краденое, у любого вора во власти предостаточно. А записанное на тещу/тестя все равно этим ворам и достанется. Согласно правилам наследования. И даже если после февраля «придут наши», отобрать у родственничков «законно нажитое» будет невозможно.
 
Да, закон гласит: дескать, на налоговую амнистию не могут рассчитывать люди, заработавшие деньги преступным путем. Если выяснится, что заявитель обошел закон, амнистия в отношении него утратит силу, и заработает уголовное законодательство. Вот только загвоздка: самый гуманный в мире молдавский суд должен еще доказать, что имярек добыл деньги незаконным путем, и уж потом задействовать Уголовный кодекс. Но разве мы можем быть уверены в том, что в отношении главных бенефициаров кражи миллиарда будет проведено справедливое открытое расследование, которое выявит виновных и призовет их к ответу?
 
В прорехах откровенно сознаются сами авторы законопроекта. Вот что ответил уже упомянутый Штефан Крянгэ на вопросы информационного портала NewsMarket:
 
«NM: А если кому-то подарили дом, купленный на деньги, полученные от взятки?
Ш. К.: Нет, подарки не подпадают под закон.
NM: А если на чей-то счет перевели украденные из банков деньги, и владелец счета говорит, что продал два самолета, которые неформально ему принадлежали?
Ш. К.: Тут, конечно, риск есть, но в этом случае Центр по предупреждению и борьбе с отмыванием денег и терроризмом должен подключаться и проверять источник происхождения средств.
NM: То есть вы подтверждаете, что риск есть?
Ш. К.: Да, риск есть, но должны работать правоохранительные органы.
NM: Если не все риски предусмотрены, зачем принимать закон в такой спешке, да еще сразу в двух чтениях?
Ш. К.: Ну вы же понимаете — просто времени нет». 
 
Времени, действительно, нет. Поэтому действие налоговой амнистии ограничено периодом с 1 октября 2018-го по 1 февраля 2019-го. Власть чувствует скорый крах и спешит легализовать честно украденные деньги, а дальше хоть трава не расти.
 

* * *

После принятия закона младший партнер Плахотнюка Игорь Додон в очередной раз подбежал к его столу с воплем «Кушать подано!». Сиречь безоговорочно промульгировал документ. (Как тут еще раз не вспомнить социалистов, покидающих зал заседаний «в знак протеста», и «гнев» Канду!)
 
«Я тщательно изучил пакет законов о бюджетно-налоговой политике и амнистии капиталов, принятых парламентским большинством. Для начала замечу, что с проведением этой реформы, пусть и с опозданием в девять лет, можно будет начать процесс возвращения экономической политики государства к вектору стабильности периода 2007–2008 годов, предоставив бизнес-сообществу возможности для развития, создания рабочих мест, привлечения инвестиций, а также увеличения поступлений в публичный бюджет. Исходя именно из этих и других соображений, которые будут изложены по каждой инициативе в отдельности, я решил промульгировать этот пакет законов со всеми их возможностями и потенциальными рисками, которые они несут», — разъяснял свой очередной прогиб перед «кондукэтором» Игорь Додон.
 
Попытка Всенародного Афони приравнять нынешний воровской закон к экономической реформе коммунистов образца 2007 года (нулевой налог на прибыль и т. д.) выглядит явно неуклюже. Но и не упомянуть было нельзя, поскольку авторство той реформы Додон нахально присвоил себе.
 
И если бы Додон действительно не зависел от Плахотнюка, если бы он не играл роль «бесполномочного» и обиженного властью, он поступил бы просто и элегантно: изъял бы закон об амнистии из пакета. То есть реформа — да, налоговые послабления, НДС и так далее — это мы все промульгируем, а амнистию — ни за что!
 
Вместо этого «всенародный» вступил на излюбленную дорожку «мэй, бэець, ну жукаць ку фокул»: «Мы тщательно изучим список тех, чьи капиталы будут амнистированы. Это будет несложно сделать. Пусть задекларируют деньги, а мы заставим их ответить за преступления. В связи с этим мы применим новый в Молдове механизм люстрации».
 
…А между тем принятая по инициативе олигарха и лидера правящей Демпартии Владимира Плахотнюка так называемая налоговая реформа вступила в силу 1 октября. Операция по краже миллиарда вступила в заключительный этап.
 
Евгений Таманцев
  • 09.11.2018
  • 160 просмотров