Политика   

Воры и переговоры

Попытки создать новый альянс не лучше самого альянса
И когда слышишь: «Ну, о чем могут эти люди говорить и договариваться. После всего, что Плахотнюк сделал с Филатом, после всего, что Филат сказал о Плахотнюке», — просто не веришь своим ушам.

Из-за плотно закрытых дверей, где демократы с либерал-демократами пытаются склеить новую коалицию, конечно, все еще доносятся словосочетания, типа «принципы и ценности», но это даже не забавляет. Заподозрить наличие таковых у участников переговорного процесса не представляется возможным. И дело даже не в том, что о «борьбе с коррупцией» как об одной из целей «ответственного правления» говорят люди, коррумпированность которых убедительно доказана ими же самими. Дело в том, что они сами, иногда проговариваясь, сбивают «европейский пафос» с высокой ноты. Вот только что говорили о «принципах и ценностях» — и вдруг, бабах! — случайно сказали правду: снова пилят должности. 

Собственно, никто ни в чем не сомневался, но причем тут принципы, ценности, борьба с коррупцией, ответственное правление и евроинтеграция? Это тупой и пошлый распил сфер влияния с целью отжима бюджетных финансовых средств. Ничего нового. И эта сказка про белого (зеленого, синего, голубого) бычка, кажется, не имеет логического конца, каковым могут стать исключительно досрочные парламентские выборы. Ибо все уже пройдено, изучено, провалено, даже рожи их надоели, все ухватки известны, все трюки и манипуляции, — им больше нечего нам предложить, даже чтобы позабавить, не то что ответственно нами править. 
 
И когда слышишь: «Ну, о чем могут эти люди говорить и договариваться. После всего, что Плахотнюк сделал с Филатом, после всего, что Филат сказал о Плахотнюке», — просто не веришь своим ушам. Думать и говорить так — это значит предполагать в этих людях самоуважение, достоинство, совесть, в конце концов. Это о чем вообще? Разве совесть — товар? Разве достоинство — конвертируемая валюта? Разве самоуважение можно украсть, спрятать, а потом перевести в офшор? Назвал Филат Плахотнюка «мафиози», но как только замаячила только что отобранная должность премьера, тут же пополз на брюхе униженно извиняться перед «мафиози», «крысой» и «кукловодом», а после еще и признался в этом. Признался не стесняясь, рассчитывая на понимание. Для него это понятная, простая, больше того — единственно возможная логика: ради такой-то должности как не унизиться? И логика эта даже не допускает предположения, что вот в эту самую секунду перестаешь быть не только политиком, но еще и мужчиной, да и вообще утрачиваешь что-то самое важное, человеческое. 
 
А после второго унижения, смертельного, связанного с решением Конституционного суда, отказавшего Филату в праве вообще занимать высшие государственные должности, казалось, что теперь-то у него один путь — на открытом ристалище выборов искромсать противника в клочья. Этого требовали законы чести. Но ведь и честь не бранзулетка, ее не провезешь контрабандой с целью дальнейшей перепродажи по спекулятивной цене в соседней Румынии. А значит, нет никакой чести и быть не может. Вместо этого мы слышим шипящим шепотом нечто из того же романа, в котором фигурировала упомянутая бранзулетка: «Пилите, Шура, пилите, она золотая». Вот это — понятно! Пусть даже речь идет о чугунной гире, которая непременно утащит на дно, в тину позора и забвения. На худой конец, можно сдать ее на металлолом посредством предприятия «Металферос». 
 
Вот и пилят. И Филат, вместо того чтобы — первым в списке — возглавить партийную колонну, которая немецким клином (привет Меркель!) вторгнется в шеренги кукольных войск с целью доказать огнем и мечом, что он сильнее, что он может не только выставлять, но и диктовать условия, выбирает позорные переговоры и унизительную роль бледной тени Юрия Лянкэ, который пока что терпит его на всяких протокольных мероприятиях, но ведь скоро перестанет таскать его на них за собой. Филат же знает, что есть такие места, куда вход посторонним рядовым гражданам строжайше запрещен. А он именно что рядовой и все более и более посторонний, почти по Альберу Камю, которого он не читал. 
 
По одной из версий, которую навязывают плахотнюковские СМИ, Филат выставляет неприемлемые для демократов условия, чтобы добиться досрочных выборов, но при этом не быть обвиненным в их провоцировании. И эта «скользкая» позиция, даже если она действительно наличествует у либерал-демократов, никого не в состоянии обмануть, поскольку является неискренней. «Заведомо неприемлемые условия» выставляются ими в явной надежде склонить демократов на них от безысходности согласиться и склеить из всяких отходов новое большинство, присовокупив к арсеналу доходных отраслей еще и какое-нибудь министерство транспорта. 
 
Как говорил еще один герой того же романа, где бранзулетка и «пилите, Шура»: жалкие, ничтожные люди. И весьма слабым утешением является то, что и контрагенты, представители той же торгашеской породы, выглядят немногим лучше. Плахотнюк, который, выкатив все свои электронные пушки, расстреливает Филата с подручными, однопартийцами смертельной информационной шрапнелью, тем не менее ведет с расстреливаемыми «конструктивные переговоры» о создании «европейской коалиции». Его пресс-секретарь Мариан Лупу заявляет: вначале отдайте нам спикера, а после будем голосовать за правительство. Источники сообщают, что Плахотнюк не хочет отдавать пост генпрокурора, главы Антикоррупционного центра… Все как обычно. Все хотят сохранить свои позиции, потеряв по дороге Гимпу и Филата, рыночная ценность которых сегодня стремится к нулю. Вот так, без принципов.
 
На столе переговоров, которые зачем-то ведут друг с другом эти политические банкроты, нет ни одной общенациональной, общественно значимой программы. Исключительно должности и связанные с ними нетрудовые доходы. И это по их логике вполне компенсируют тотальную нищету населения, общеуправленческий бардак, нефункциональное государство, судейский беспредел, политические репрессии, диктат Конституционного суда, идеологические гестапо в лице какого-нибудь Координационного совета по телерадио-, коррупцию… Впрочем, стоп. Ради коррупции все и это делается. Ради нее, родимой, идут переговоры, бессовестные и циничные. Бессовестные и циничные со всех точек зрения: по форме, по содержанию, по цели.
0