Политика   

Восточное притворство

Выступление депутата от ПКРМ Марка Ткачука на круглом столе «Молдова в Восточном Партнерстве после Вильнюса»

Времени отведено для выступления не много. Выступающие – достаточно квалифицированные эксперты. Аудитория также состоит из довольно искушенных участников. Это позволяет говорить правду, не отвлекаясь на частности и риторические реверансы.
 

Итак, в 2009 году Партия коммунистов Республики Молдовы шла на выборы с девизом «Европейскую Молдову строим вместе». В 2014 году на будущие парламентские выборы, если они, конечно, будут, Партия коммунистов с таким лозунгом не пойдет. Еще в 2010 году Партия коммунистов гордо предъявляла список из 300 законодательных актов, принятых в период своего восьмилетнего правления, состоящих из пакета так называемого коммунитарного, общеевропейского законодательства. Теперь Партия коммунистов, вне всякого сомнения, будет говорить исключительно о преимуществах евразийской интеграции и вступления в Таможенный союз. Понятно, что речь в данном случае идет не просто о позиции одной из политических организаций Молдовы, а о настроениях более половины молдавского общества, обещающих отдать свои голоса именно за эту партию.
 
Что случилось? Почему сегодня стесняются того, чем гордились еще каких-то четыре года назад?
 
Конечно же, принципиально изменился сам ЕС. Трудно сказать, когда именно это случилось, но выборы в Европарламент лета 2009 года являются достаточно очевидным рубежом. Именно с этого момента ЕС окончательно превращается из генератора ценностей «развития, солидарности и гражданских свобод» в понятие сугубо географическое. Если раньше, говоря о европейских ценностях, в любой точке постсоветского пространства - от Кишинева до Душанбе - мы могли указывать пальцем вверх, имея ввиду нечто такое, что выше нас, до чего нужно дотягиваться, что стимулирует рост и мотивирует развитие. То сейчас мы локализуем европейские ценности при помощи школьного компаса. Это – просто запад. Запад, предлагающий восточноевропейским странам выбирать себя не в качестве ориентира развития, а в качестве хозяина. Вместо формата требовательной и бескомпромиссной европейской модернизации пришла новая логика – «нас не интересует, кто ты, важно – с кем ты!» Именно эту логику сегодня обслуживает программа «Восточное партнерство», ставшая образчиком подлинного, циничного восточного притворства ЕС. Для историков не сложно найти аналогию этого притворства в политике Византии тысячелетней давности в этом же регионе.
 
Лицедейство ЕС проявляет себя в двух амплуа.
 
Первое. Перспектива европейской интеграции для стран восточного партнерства отсутствует во всех документах об Ассоциации. То есть, возможность членства в ЕС для Молдовы или той же Украины не предусматривается даже в самой отдаленной перспективе. Но ЕС в своей внешней политике в этом регионе устами своих высших и полномочных представителей требует от правительств и народов делать выбор исключительно в пользу Европы. В пользу того, чего нет. При этом предлагается отказаться от части суверенитета, от независимой экономической и внешней политики, от кооперативных связей с иными постсоветскими странами. И все это, в лучшем случае в обмен на одну из консьюмеритских свобод – свободу передвижения. Иными словами, европейский выбор означает только то, что ты отказываешься от любых иных проектов развития, иных интеграций, кроме демонстративной вассальной лояльности. Во имя исполнения этой задачи и Штефан Фюле, и Кэтрин Эштон готовы вмешиваться во внутриполитический процесс в любой стране, к примеру в Молдове, открыто дезинформируя общество о практических и скорых выгодах такого европейского выбора.
 
Второе. Теперь, выбирая Европу, ты получаешь не утомительный список обязательных реформ, а, в первую очередь, презумпцию невиновности в случае любых преступлений против гражданских свобод. Правда, в одном исключительном случае, если ты относишься к правящей элите. И потому для таких «элит» такой европейский выбор сегодня предельно комфортен. И только для них и существует собственно европейский выбор. Три месяца назад украинский «Беркут» жестоко расправился с протестами в Одессе, когда одесситы пытались защитить от ареста депутата от Партии регионов Игоря Маркова. Но депутата Верховной Рады Маркова все равно посадили в тюрьму. И только от того, что он выступил против европейского курса Януковича, против подписания Украиной Соглашения об Ассоциации. Не прозвучало тогда ни одной звука осуждения в адрес Януковича или спецназа «Беркут» ни со стороны Штефана Фюле, ни от Кэтрин Эштон. Зато сейчас, когда Янукович отказался подписывать Соглашение, когда все депутаты от оппозиции свободны как никогда в своих действиях, когда они жгут скаты и призывают громить «жидов и москалей», а «Беркут» пытается исполнять заурядные функции защиты общественного порядка, мы видим прямо противоположную картину. То есть, только отказ от вассальной лояльности Европейскому союзу может провоцировать так называемую европейскую принципиальность.
 
Риторический вопрос. В связи с тем, что сегодня происходит в Молдове. Давайте себе представим ситуацию, что все, что делает и делала молдавская власть последние четыре года (буквально все!), осуществлялось бы не под лозунгами Европейского выбора, а, скажем, под знаменем Евразийской интеграции и стратегического партнерства с Россией. Каков был бы приговор со стороны географического Запада? Когда закрываются оппозиционные СМИ, осуществляются рейдерские захваты государственной и корпоративной собственности, когда два человека подчиняют себе всю судебную систему страны и органы прокуратуры, когда грубо попирается Конституция, когда всякий раз накануне выборов – будь то выборы президента или выборы парламентские – власть переделывает законодательство о выборах, когда высшие государственные чиновники убивают человека на барской охоте и скрывают это преступление, когда грубо попираются права гагаузской автономии и ее жителям отказывают в законном праве на плебисцит, когда высшие представители власти обвиняют друг друга в тягчайших преступлениях против демократии, а потом вновь заключают коалиционное соглашение, когда открыто и с размахом ведется преследование парламентской оппозиции. Нет никаких сомнений в том, что такой режим стал бы одним из самых карикатурных персонажей общественного мнения Европы. Но, увы, этот режим действует под иным знаменем, а потому все его зверства сегодня признаются в качестве истории успеха, европейского успеха. Такова уж логика европейского притворства.
 
В этом смысле очевидно, что, если под Молдовой понимать некое небольшое криминальное сообщество, то это сообщество свой выбор, сделало. И этот выбор, безусловно, европейский. Но, если Молдова – это все-таки общество, то, как у всякого общества, у него более широкий спектр вариантов будущего развития. Но уже ясно главное: криминальными, полными притворства и цинизма они уже не будут.
Спасибо за внимание.
0
 

Читаемые