Закалённые временем

Юрий Архипов: «Молодёжи нужно жить так, чтобы за свершённые дела не было стыдно перед детьми и внуками»

Мудрость с годами даётся не всем, но этого не скажешь о ветеране труда, коммунисте Юрие Петровиче Архипове. Его богатый жизненный опыт щедро приправлен мудростью, которой он благородно делится с окружающими. Его память насыщена датами и событиями, обогащена воспоминаниями о великих и хороших людях. В мыслях и суждениях он всегда честен и с собой, и с окружающими. А в делах — бескорыстен, ответственен и учтив.

Рождённый на Волге

— Юрий Петрович, несмотря на Ваш почтенный возраст, Вы не могли быть участником войны. Но Вы были ребенком, который на себе ощутил ее ужасы.
 
— Я родился 4 апреля 1928 года в городе Саратове. Когда началась война, я учился в 6 классе. В 1942 году началась Сталинградская битва. Сталинград — на Волге, и Саратов — на Волге. Саратов был крупным промышленным областным центром и портом. Через Волгу шли большие потоки военных грузов и переправляли много раненых. Их привозили эшелонами, на теплоходах. Школы стали закрываться, на их базе открывались госпитали. Так, в 1942 году я вынужден был оставить школу. В то время мой папа был серьезно болен, и я стал единственным рабочим в семье.
 
— В то время Вам было 14 лет…
 
— Да, я пошел работать учеником слесаря-штамповщика. Мы изготовляли знаки различия, зажигалки и другие вещи. Но тогда вся промышленность была направлена на оборудование для фронта. Даже часовая мастерская была переоборудована, и там собирали часы для танков и самолетов, часовые механизмы к взрывным устройствам. До конца войны я проработал в часовом цехе.
 
— Какой эпизод Великой Отечественной Вам запомнился больше всего?
 
— У меня есть стихотворение, посвященное этому страшному событию, называется «Огненные были», где я описываю свои впечатления, сохранившиеся с военного детства. Это было летом 1943 года, и это было как будто вчера. Во время войны Саратов бомбили в основном по ночам. Самым важным объектом в городе был крупнейший нефтеперерабатывающий комбинат. На берегу Волги были расположены огромные резервуары, в которых хранилась нефть. Для защиты этого объекта была создана волжская военная флотилия. Как-то ночью, когда бомбили эту базу, загорелись баки с нефтью. Я и мой товарищ поехали на велосипедах посмотреть, что там происходит. Территория была оцеплена, но нам все было видно издалека. Мы видели, как пожарные и военные моряки пытались тушить пламя, чтобы оно не распространилось на соседние цистерны. Поливали их водой, чтобы они не взорвались. Но в какой-то миг, бак рядом с которым были люди, взорвался. Взрывная волна была огромной силы. Несмотря на то, что мы были далеко, мы почувствовали этот удар, этот жар. Через некоторое время мы увидели, что через выломанные в заборе доски прошли два человека. Они были изнеможенными, черными от гари. По остаткам одежды мы поняли, что это были военные моряки. Они поддерживали друг друга, и непонятно было, кто кого нес на себе. Этот момент войны я не забуду никогда. Война унесла моих друзей детства, оставила шрамы на каждой семье.
 
— А что было после войны?
 
— В 1945 году семья переехала в район, в населенный пункт под названием Широкий Карамаш. Еще в 1944 году я вступил в комсомол. В сельском районном центре я не мог найти себе работу. Но когда узнали, что я играю на гармошке, направили меня в районный Дом культуры. Весной 1947 года меня пригласили в райком комсомола, где напомнили мне о том, что я мечтал стать моряком. Во время войны я пытался стать юнгой, но не получилось.
 
— Многие из Ваших сверстников хотели стать моряками?
 
— Все волжские мальчишки в конце концов становились «волгарями» и плавали по Волге на пароходах или шли в военный флот. Из нашего района пять парней были представлены в областной центр и добровольно пошли служить на флот. До Севастополя, где мне довелось служить, мы ехали целую неделю. Службе на флоте я отдал 10 лет жизни. В звании мичмана я демобилизовался.
 

Грязь была, грязь вернулась

— После службы вы приехали не в Саратов, а в Молдавию. Как это случилось?
 
— В Молдавию приехали мама с сестрой и ее мужем. Их в 1950 году направили восстанавливать народное хозяйство.
 
— Каковы были Ваши первые впечатления от республики, в которую Вы приехали впервые?
 
— Мне все понравилось, но Каушаны в то время — это обычно село. Такой же неказистый районный центр, как Широкий Карамыш, из которого я приехал. В Каушанах был базар, подводы, бочки с вином, фрукты и грязи по колено. Одноэтажный Дом культуры, в котором при румынах размещалось казино. Грязь по колено мы наблюдаем и сегодня. Но сейчас нам говорят, что мы вроде как в Европе. С того одноэтажного города началась моя творческая биография в Молдове.
 
— Вам приходилось работать с известными в Молдове людьми?
 
— Активным участником нашей самодеятельности был Григорий Григориу, которому потом было суждено прославить нашу Молдову. Он рано ушел из жизни. Я дружу с его сыном Октавианом. В день рождения Григориу мы ходим на его могилу. Мы родились в один день, но в разные годы. В его честь мы проводим фестивали.
 

Рекомендована клубная работа

— Вы человек творческий. Но сущность свою надо было как-то осознать? Кто Вам дал путевку в жизнь?
 
— Я работал в Доме культуры еще до службы. И когда я пошел служить во флот, мне в комсомольской характеристике секретарь райкома написал: рекомендуем использовать на клубной работе. Эта фраза в моем личном военном деле сыграла важную роль.
 
Во время службы я заочно учился в Москве на режиссерских курсах. Когда я приехал в Каушаны, поступил на работу художественным руководителем районного Дома культуры. Затем окончил среднюю школу, а потом получил профильное высшее образование в Кишиневе, в Институте искусств. Я сыграл сотни ролей, как режиссер поставил сотни спектаклей, массовых театрализованных представлений.
 
— В Каушанах был такой хороший театр?
 
— Я в Каушанах с 1958 года, театр был создан годом ранее. Театр был отличный. Его создал директор Дома культуры, который взял меня на работу, профессиональный актер украинского театра Александр Атаманов. Благодаря нашему совместному труду, в 1963 году театр получил звание народного. В те годы я овладел еще одной специальностью — был театральным художником, заведующим постановочной частью. Сейчас у нас в Каушанах четыре театра, которые ставят спектакли на молдавском языке.
 

Зарядка творчеством

— Вы с восторгом говорите о своей работе. Видно, что Вы ее безумно любите. Когда-то Вас рекомендовали на клубную работу. Но ведь этого мало, необходим еще и талант.
 
— То, что от бога дано, — это само собой. Но я заряжался творчеством от многих талантливых людей. Я общался с Эмилем Лотяну, Михаем Волонтиром, был знаком с такими звездами кино, как Борис Андреев, Алексей Баталов, Георгий Жженов и другими талантами, которые обогащали меня духовно.
 
— Искра таланта была у Вас с рождения. Ваши родители тоже были творческими людьми?
 
— Мой отец играл на гармошке и как актер участвовал в любительских спектаклях. Видимо, это от него. А вообще, отец работал на руководящих должностях. Он был участником Октябрьской революции, участником Гражданской войны. Стал коммунистом в феврале 1917 года. А мама стала членом партии в 1926 году. Так что у меня было героическо-патриотическое воспитание. И моя нынешняя позиция является в том числе результатом воспитания.
 
— У Вас были прекрасные родители, как сложилась Ваша личная жизнь?
 
— Судьба подарила мне прекрасную вторую половинку, мою несравненную жену Александру Алексеевну. Благодаря ее любви и заботе я до сих пор нахожусь в строю. Она удивительная женщина.
 
— Как вы познакомились?
 
— Через друзей в вечерней школе рабочей молодежи в Каушанах. Тогда было очень престижно работать и учиться. Моя супруга родом с Урала. Она тоже приехала по призыву восстанавливать цветущую Молдавию.
 

Реконструкция памяти

— Музей в Каушанах в лицее им. А. С. Пушкина — Ваше детище?
 
— Это в прямом смысле мое детище. В августе прошлого года, когда жители Молдовы отмечали день освобождения нашей страны от немецко-фашистских захватчиков, мы открывали музей после его реставрации. Но он был создан еще в 1973 году. Основу музея заложили ветераны-освободители Молдовы. В то время я работал в школе организатором по внеклассной работе. В те годы в Молдову приезжали многочисленные делегации ветеранов войны. До этого, в 1972 году, у нас была большая группа во главе с командующим 37-й армии генералом Шарохиным. Ветераны приехали по приглашению ЦК Компартии, который возглавлял в то время первый секретарь Иван Иванович Бодюл — ветеран войны, служивший в 61-й гвардейской дивизии, освобождавшей наш город.
 
— Для того чтобы открыть музей, нужно было собрать экспонаты…
 
— Учащиеся школы вели активную поисковую работу. Вели переписку с ветеранами из многих городов. Накопилось очень много материала. И тогда было решено открыть Музей боевой и трудовой славы. Музей был открыт в канун Дня Победы. Он был небольшой, располагался в одной комнате. В 1990 году музей расширился, пополнился многими материалами и получил статус военно-краеведческого музея. Я связал нашу школу с частью, где я служил, — это Севастопольская ордена Нахимова бригада торпедных катеров. Так добавилась и флотская тема.
 
— Был период, когда музей закрывался?
 
— Он работал всегда. Закрылся только на реставрацию. Все материалы были реставрированы по моим эскизам. Первый секретарь Каушанского райкома Партии коммунистов Вячеслав Нигай возглавлял всю работу по реконструкции, находил средства. При его поддержке был отреставрирован лицей им. А. С. Пушкина, в том числе и помещение, где располагается музей.
 

Основная задача — помогать молодым

— Вы сын коммунистов. Когда Вы вступили в партию?
 
— Не зря говорят, Ленин и партия — близнецы-братья. С именем Ленина я рос. С этим именем связано пионерское детство, комсомольская юность. В партию я вступил в марте 1953 года, после смерти Сталина. Тогда был объявлен сталинский призыв. К тому времени я был достаточно зрелым человеком, чтобы осознано сделать этот шаг. Идеям коммунизма я был предан всю жизнь. Когда была создана ПКРМ, я тоже всегда был рядом с коммунистами, но в партию вступил только в прошлом году, когда был объявлен призыв к 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Ведь в прошлом году исполнился век, как коммунистом стал мой отец. Я больше не мог быть в стороне. Я должен был встретить 100-летний юбилей в рядах коммунистов.
 
Также я состою в Ассоциации ветеранов военно-морского флота имени Александра Маринеско, которой в прошлом году исполнилось 10 лет. Ее возглавляет ветеран-подводник Северного флота Анатолий Заремба. У ассоциации тесный контакт с молдавской митрополией. Митрополит Владимир в молодости своей служил в Севастополе на большом противолодочном крейсере «Москва». Благодаря дружественным связям с митрополией удалось напечатать мою книгу стихов. Правда, я ее еще не видел.
 
— Видимо, это будет подарок к Вашему юбилею.
 
— Возможно. Это будет приятный подарок. У нас серьезная организация, и мы сейчас готовимся достойно отметить 100-летие нашей родной Красной армии и Военно-морского флота.
 
— Вы продолжаете работать?
 
— Я работаю методистом районного Дома культуры. Так что покой нам только снится. Моя основная задача — помогать молодым.
 

Слово к молодёжи

— На Ваш взгляд, какая она, нынешняя молодежь?
 
— Умная молодежь. Но мы упустили момент военно-патриотической работы. Осенью мы будем отмечать 100-летие со дня создания комсомола, рожденного в огне и закаленного в труде. Молодежи советского периода комсомол дал очень много. История хранит десятки тысяч имен героев-комсомольцев, и о некоторых из них я буду рассказывать на встрече с молодежью 23 февраля. Комсомольцы рядом с коммунистами всегда были на передовых рубежах. Этого и не хватает нынешней молодежи — патриотизма. Сейчас умами молодых людей владеет доллар. Профессию выбирают не по призванию, а по уровню заработной платы. С одной стороны, это неплохо. Но это простой индивидуализм, нет чувства локтя.
 
Критики прошлого говорят о том, что советский режим нивелировал общество, все были одинаковыми, не было личностей. Были личности! И их было много. Разве Юрий Гагарин не был личностью? А сколько актеров, музыкантов, ученых, спортсменов и людей других профессий были личностями! Любой талант развивался в полной мере.
 
Сейчас в идеологии нашей рыночной экономики культивируется чувство наживы. У кого больше денег, у того больше возможностей. Такова психология нынешнего воспитания. Слово «товарищ» сейчас даже стесняются произнести. А ведь это великое понятие!
 
— Как старший товарищ, что Вы можете посоветовать молодежи?
 
— Я бы так сказал: надо быть достойными продолжателями тех великих дел, которые свершило старшее поколение. Молодежи нужно гордиться боевыми и трудовыми подвигами отцов и дедов и жить так, чтобы за свершенные дела не было стыдно перед детьми и внуками.
 
Наталья Устюгова
газета "Коммунист"
  • 07.02.2018
  • 2176 просмотров