Общество   

Замещение ущерба

За ущерб, нанесённый непогодой, фермеры будут платить сами

Многие наши граждане задаются вопросом: почему отечественные фрукты и овощи зачастую дороже, чем привозные, в стоимость которых входит и их транспортировка? Одна из причин — скудное финансирование аграрного сектора.

Фермеры очень зависимы от всяких природных катаклизмов. Когда стихия губит урожай, сельхозпроизводители в большинстве случаев вынуждены сами решать свои проблемы.
 

Опять фермеры виноваты

Апрельский катаклизм надолго запомнится работникам сельского хозяйства. Сильный удар был нанесен по виноградникам, от поздних заморозков и обильного снегопада погибло более 40 процентов виноградных плантаций. Значительно пострадали сады, больше всего — абрикосовые. Спустя некоторое время после стихии, проводя анализ ситуации в аграрном секторе, заместитель министра сельского хозяйства и пищевой промышленности Юрие Ушурелу сказал, что в результате разгула стихии сельскохозяйственные угодья пострадали на площади 34 500 га, степень повреждения — в пределах от 5 до 100 процентов.
 
Также он отметил, что некоторые данные об ущербе от непогоды были заметно преувеличены. По его словам, профильное ведомство будет проводить проверки на местах, а через месяц-полтора состоится окончательная оценка причиненного ущерба, и фермеры получат причитающиеся компенсации. Полтора месяца уже на исходе. Можно ли узнать, каков реальный ущерб, нанесенный непогодой?
 
Кстати, тогда же Юрие Ушурелу пожурил сельхозпроизводителей, сказав, что «непогода преподнесла фермерам уроки. Дело в том, что некоторые из них не уложились в срок с посевом, пытаясь обмануть природу. Не следует сажать в неположенных местах, семена должны быть сертифицированы Государственной комиссией по утверждению ценных сортов».
 
Значит ли это, что, проводя оценку ущерба, специалисты из Минсельхоза будут интересоваться, какие семена использовали аграрии, и если вдруг «не те», то помощи от государства им не дождаться? И вообще, как можно заранее предположить, когда лучше сеять? Есть предполагаемые сроки посева, но точных назвать никто не может. Это тоже от погоды зависит.
 
Кроме того, сельхозпроизводители иногда запаздывают с посевами по причине своей бедности. Им всегда не хватает денег на семена, удобрения, топливо… Получается, что таким «нерадивым» хозяевам субсидии не положены? Ну если так, то аграрии у нас вообще скоро выведутся. Кому от этого станет легче?
 
Заявляя о бурном развитии сельского хозяйства, чередующиеся премьеры, представленные либерально-демократической властью, забывают называть важную, но удручающую цифру: сейчас из 2,5 млн га пашни обрабатываются ежегодно не более 1,5 млн.
 

Помоги себе сам

Система субсидирования сельского хозяйства должна быть проста и прозрачна. Как и кому сейчас помогает государство в лице чиновников Министерства сельского хозяйства и пищевой промышленности — история запутанная, а будет, возможно, еще более мудреной.
 
Сейчас многие фермеры обсуждают проект закона о создании так называемых взаимных фондов. Данная инициатива якобы призвана упорядочить систему выплат субсидий аграрному сектору. На самом деле все только усложняется. Чиновники из профильного министерства считают, что такие фонды просто необходимо создавать для выплаты финансовых компенсаций фермерам, которые понесли потери из-за непогоды, заболеваний животных или болезней растений из-за вредителей.
 
Таким образом, сельхозпроизводители должны создавать фонды, которым предстоит получить аккредитацию в Минсельхозе и подтверждать ее каждые пять лет. Также фонды должны разрабатывать трехгодичные планы работы. Согласно разрабатываемому документу, в исполком структуры войдут пять членов фонда, один из которых — генеральный директор, назначаемый на срок, не превышающий 4 года. Для того чтобы стать членом фонда, необходимо подать заявление и принять обязательство об оплате взносов, сумма которых пока не оговаривается.
 
Проще говоря, аграрии за счет собственных взносов должны создать кассу взаимопомощи и в случае финансовых потерь в первую очередь использовать свои же накопленные средства. Закон предусматривает, что финансовую помощь можно получить и за счет кредитов, взятых фондами. Однако если это кредит, то какая же это помощь? Это уже бизнес на беде.
 
Кроме того, помощь может оказывать и фонд субсидирования сельхозпроизводителей. Но для того чтобы получить эту помощь, придется долго доказывать наличие финансовых потерь. Можно предположить, что чиновники к некоторым фермерам будут более строги, например, скажут, что были использованы неправильные семена или удобрения, а к другим будут более лояльны. И дележ по партийной принадлежности продолжится.
 
И вообще, создание «взаимных фондов» — история из серии «помоги себе сам». То есть сельхозпроизводитель будет получать помощь из своих же взносов. Но если вдруг аграрии и решат создать подобную «кассу взаимо¬помощи», при чем здесь Министерство сельского хозяйства? И чем, собственно, будет заниматься фонд субсидирования и Агентство по интервенциям и платежам в сельском хозяйстве? Пусть тогда государство отдает все положенные средства фондам, а они сами разберутся. Создается впечатление, что государство просто хочет откреститься от сельхозпроизводителей и переложить все проблемы на их плечи.
 
Однако предположим, что «взаимные фонды» будут созданы. Когда — вопрос открытый, потому что такие структуры за один день не создаются. Кто в них войдет? По всей вероятности, только крупные сельхозпроизводители, у которых найдутся деньги на взносы. Всякая «мелочь» в виде небольших крестьянских хозяйств просто отсеется. А ведь именно они остаются наиболее финансово уязвимыми и зависимыми от погоды.
 
И вообще, практика показывает, что отраслевые союзы, построенные на денежных отношениях, в Молдове не приживаются. Там, где деньги, там и ставшая традиционной для Молдовы коррупция.
 
Кстати, сами сельхозпроизводители, до которых уже дошел слух о проекте закона о создании «взаимных фондов», к взносам, которые будут распределяться по непонятным схемам, относятся очень настороженно. Они предлагают вместо взносов в общий фонд перечислять какой-то процент от налогов, поступающих от аграрного сектора. Это будет на руку и государству, поскольку хозяйствам будет выгодно показывать все свои налоги. Но едва ли государство пойдет на этот шаг.
 

Ждать придётся долго

Однако вернемся к пострадавшим от стихии хозяйствам. Подсчитать ущерб, нанесенный стихией, в некоторых случаях действительно непросто. Для этого нужно дождаться урожая. А к тому времени погода может преподнести еще не один сюрприз. Но пока, к примеру, Гагаузия, заявила о нанесенном ущербе на сумму в 80 миллионов леев. При этом, очевидно, фермеры будут долго ждать хотя бы частичного возмещения ущерба.
 
Между тем так называемый глава государства Игорь Додон еще 21 апреля заявлял, что он вместе с правительством найдет решение для оказания помощи фермерам, и подчеркнул, что официальные лица из Российской Федерации уже сообщили о готовности оказать помощь. Правда, не уточнил кто. Но для него главное — сказать, заработать еще один бонус на чужой беде.
 
Пока аграрии оценивают ущерб, замминистра сельского хозяйства и пищевой промышленности Василе Лука радостно сообщил, что появился долгожданный Регламент по распределению средств Национального фонда по развитию сельского хозяйства и сельской местности, рассчитанный на пять лет. Поскольку регламент получился «уникальный», Агентство по интервенциям и платежам в сельском хозяйстве (AIPA) совместно с министерством начинают кампанию по информированию сельхозпроизводителей об его особенностях. То есть так намутили, что после первого прочтения и самим не понять.
 
Директор AIPA Николае Чубук пояснил, что «в регламенте установлен минимум фонда — 2 процента от поступлений в бюджет, что в этом году составляет порядка 700 млн леев». «Конечно, фермеры скажут, что отрасль нуждается в большем финансировании, но если поступления в бюджет будут расти, то и фонд увеличится», — пообещал Чубук. Интересно, а за счет чего планируется увеличение бюджета фонда?
 
Правительство обнародовало и общий размер фонда на этот год, который составляет 900 млн леев, из которых 231 млн леев предоставлен в рамках Европейской программы по содействию сельскому хозяйству и развитию сельской местности ENPARD Moldova. Но, щеголяя цифрой в 900 миллионов, почему-то замалчивает, что из этой суммы 340 млн предназначены на оплату долгов за 2016 год. Так что по факту сельхозпроизводители могут рассчитывать в этом году только на 560 млн. Теперь их осталось только разделить.
 
Наталья Лужина
газета "Коммунист" 
0