ru md en
О газете
Подписка
Архив
 

№27 (201)
20/07/2007

Содержание номера:

Прощай, старина «Джек»—2

Озеро раздора

Никто не хочет стать миллионером

Поперек Европы

«Дешёвый популизм и провокация»

Выход из западни

Борьба идей ради единства

Война и море

НПР: Вклад молодёжи

Обретение Родины на территории жизни

Сила слова, или Кому нужны слухи?

«Невоздержавшиеся»

 

Поиск

Поиск
Партнеры



 
 
 
Общество:
 
Война и море
21 июля 1899 года родился Эрнест Хемингуэй
ТЕКСТ: Сергей Никодимов
Родные и близкие Хемингуэя называли его просто — Папа. Весь его облик, как и его произведения, были на
Ведущей темой произведений Хемингуэя стало мужество. Центральные персонажи романов и некоторых рассказов Хемингуэй очень похожи и получили собирательное имя «хемингуэевский герой», для которого характерны стойкость и упорство в борьбе с обстоятельствами, заранее обрекающими его на почти верное поражение. Хемингуэя и в жизни стремился воплотить тип своего героя, испытывая свою смелость везде, где только представлялся случай. А если случай долго не представлялся, он находил его сам.
Азартный охотник, рыболов, путешественник, военный корреспондент, а когда возникала необходимость то и солдат, он выбирал во всем путь наибольшего сопротивления, самого себя испытывал «на прочность», порой рисковал жизнью не ради острых ощущений, но потому, что осмысленный риск, как он считал, подобает настоящему мужчине. Он побывал на пяти войнах, был честолюбив, любил первенствовать не только в делах литературных, но и в житейских.
Осенью 1926 года, после выхода первого романа «И восходит солнце» («Фиеста»), 27-летний Хемингуэй сразу стал знаменитостью. «Фиеста» посвящена «потерянному поколению» людей, переживших первую мировую, как и принесший автору мировую популярность роман «Прощай, оружие!» (1929).
В 1-й половине 30-х гг. Хемингуэй переживает глубокий творческий кризис, пытается заново осмыслить пройденный им путь и определить эстетические принципы своего творчества. Пытаясь найти себя, писатель много путешествует, охотится в экзотических странах Африки. Итогом становятся книги «Смерть после полудня» (1932), «Зеленые холмы Африки» (1935), сборник рассказов «Победитель не получает ничего» (1933). Преодоление кризиса намечается в романе «Иметь и не иметь» (1937), но истинно новый период творчества писателя начинается с его деятельностью военным корреспондентом во время Испанской революции 1931—1939 гг., давшей тему для многих репортажей, очерков и художественных произведений, крупнейшие и известнейшее из которых — пьеса «Пятая колонна» и роман «По ком звонит колокол» (1940).
«Хемингуэевский» герой — это солдат, охотник, спортсмен, матадор, журналист, — словом, тот, кто часто сталкивается со смертельной опасностью, кто должен обладать стойкостью и мужеством. Человек, олицетворяющего то, что иногда называют «хемингуэевским кодексом» в вопросах чести, храбрости и стойкости. Герой этот отвечал извечной тяге людей к подвигу и романтике. Он давал формулу поведения для насыщенного историческими потрясениями и трагедиями ХХ века, когда в экстремальных ситуациях оказывались не единицы, а миллионы людей. Созвучность жизненных принципов Хемингуэя с этикой и философией многих его персонажей придавали его героям особую жизненность и притягательность.
В предисловии к первому советскому собранию сочинений Хемингуэя (1968) Константин Симонов писал: «Я не знал Хемингуэя, но Хемингуэй-человек неотделим для меня от Хемингуэя-писателя, от его книг и его героев, от тех из них, в которых он, не скрывая того, любил то же, что любил в самом себе — силу, широту, храбрость, готовность рисковать жизнью и уверенность в том, что есть вещи хуже войны. Трусость хуже, предательство хуже, эгоизм хуже».
Американец до мозга костей, не склонный к отвлеченному философствованию, по-журналистски пристрастный к точным деталям и фактам, Хемингуэй большую часть жизни прожил вне родины. И место действия в его книгах — это не только родной Мичиган, но и Италия, Франция, Швейцария, Африка, Испания, Куба. В наш «урбанистический» век он чурался каменных городских джунглей и герои его тоже предпочитали городской суете первозданную природу: голубые воды Гольфстрима, африканские саванны, венецианские лагуны, горы Испании. Это придавало его книгам романтическую остроту, но в них всегда, однако, чувствовался пульс современности.
Во время Второй мировой войны Хемингуэй вновь возвращается в ряды армии США. После войны писатель переехал на Кубу, где возобновил литературную деятельность. На исходе 40-х годов Хемингуэй становится литературной «звездой». Его популярность подогревалась рекламой, многочисленными публикациями о нём. У всех на слуху были его увлечения, охотничьи и спортивные подвиги. Некоторые бойкие репортеры изображали его богачом, грубоватым честолюбцем, не жалующим интеллектуалов и литературную братию, признававшим дружбу лишь с теми, кто соответствовал типажам из его книг. Возможно, и сам Хемингуэй постарался создать себе подобный имидж, хотя и относился к нему с иронией.
Он продолжал путешествовать и в 1953 году где-то в Африке попал в серьезную авиакатастрофу. В том же году Эрнест Хэмингуэй получил Пулитцеровскую премию за повесть «Старик и море». Это произведение повлияло также на присуждение Хэмингуэю Нобелевской премии по литературе в 1954 году.
Последние годы жизни Эрнест Хэмингуэй страдал тяжелыми депрессиями и расстройствами психики, а также циррозом печени. В 1960 году Хемингуэй лёг в клинику с диагнозом депрессии и серьезного умственного расстройства. После возвращения из больницы Хэмингуэй покончил с собой, выстрелив себе в лоб из охотничьей двустволки. Это произошло 2 июля 1961 года в его собственном доме в Кетчеме, штат Айдахо, США.
Спор о личности, творчестве, значении наследия Хемингуэя продолжается до сих пор. Так, например, если для многих западных исследователей образ старика Сантьяго в повести «Старик и море» — пример человека «достигшего абсолютного смирения», то для других он — «художественное воплощение несокрушимой воли человека». И в самом романе есть подтверждение этой мысли: «...Человек создан не для того, чтобы терпеть поражения. Человека можно уничтожить, но нельзя победить».
Критик Малькольм Каули, говоря о непреходящем значении творчества Хемингуэя, приводит следующее сравнение: Хемингуэй — «мертвый лев, окруженный стаей шакалов. Сперва они осторожно приближаются к нему, готовые пуститься наутёк при первых же признаках жизни, а затем, заражаясь храбростью друг от друга, принимаются обгладывать мясо с костей. Кости — это и есть критический канон, но и их не оставят в покое: скоро появятся гиены, чтобы высосать из них мозг. И не остается ничего, кроме побелевшего черепа на бескрайних просторах Африки, и охотники будут показывать его друг другу и говорить: «Что ж, это был не такой уж крупный лев». Но Хемингуэй большую часть своей жизни был нашим самым крупным львом».
 
© 2007, Еженедельная аналитическая газета «Пульс»