Общество   

Неизвестный Фрунзе

В Турции имя Михаила Фрунзе увековечено в решениях Национального собрания и запечатлено в бронзе главного мемориального комплекса

…Тяжёлые чёрно-жёлтые валы один за другим поднимались навстречу исходящему обертонами паровых котлов кораблю. Ветер хохотал и бил валам в спину, подталкивая и подзадоривая. По миру нёсся ветер революций. Заканчивался 1921 год. Шторм терзал Чёрное море…

— Ведут по курсу! — усмехнулся главком и подмигнул смуглому капитану-итальянцу. Главком — человек, из-за которого, собственно, и был предпринят этот рискованный осенний переход через штормовое Черное море, — глядел через иллюминаторы рубки на вздымающиеся валы и думал о том, что недалек тот день, когда по всему миру поднимутся девятые валы революций и окончательно рухнут темницы человеческой свободы. Так он думал и верил, что для свершения столь дерзких дум не стоит щадить ни своей, ни вражеской жизни.

«Это была плохая идея! — решил, взглянув на него, капитан-итальянец. — Выйти в море в ноябре из Батуми в турецкий порт Синоп. Это сумасшествие, но за него мне хорошо заплатили. Поэтому мое сумасшествие оправдано. А что движет этим большевиком и его спутниками? Точно не деньги. Но тогда что?»

* * *

Месяцем раньше один итальянский социалист отыскал в порту Генуи этого капитана, с ним был русский большевик по имени Лев Каменев и другой, не то поляк, не то серб, нет — это был венгр по имени Мате Залка. Каменев передал капитану все необходимые документы по контракту, но сам остался в Италии. Венгр отправился в путь на пароходе, кажется, у него был какой-то другой паспорт, греческий или турецкий. По приходу в Батуми пароход принял в трюмы ящики с военным снаряжением. Всего же по накладным там было пятьсот пулеметов, десять тысяч винтовок, десять миллионов патронов и две тысячи ручных гранат. Как шутил венгр Мате Залка, это все бросили белые армии, вышвырнутые красными полками с территории Советской России. Этот военный груз главком, он же специальный посланник советского правительства, должен был доставить в Синоп и передать правительству Турецкой республики, ведущей, по словам Ленина, схватку не на жизнь, а на смерть с силами мирового колонизаторского империализма. Ни больше, ни меньше…

* * *

Главкома звали Михаил Фрунзе. За его плечами были годы подпольной революционной работы, участие в революции 1905 года, смертный приговор, каторга, неудачный побег, участие в подготовке восстания в октябре 1917-го, бои в Москве и стремительная военная карьера в создаваемой новой властью Рабоче-крестьянской Красной армии.

Начав карьеру в 1918 году с должности военного комиссара округа, он продолжил подниматься по иерархической лестнице, став командующим армией и фронтом, успешно разгромив белые армии Колчака и Врангеля. В 1921 году Фрунзе был уполномоченным Реввоенсовета на Украине и командующим вооружёнными силами Украины и Крыма, одновременно он член Политбюро ЦК КП(б)У, заместитель председателя СНК УССР. Именно ему лично Лениным было доверено выполнить важную миссию по организации военной помощи молодому правительству республиканской Турции под руководством Мустафы Кемаля и планированию военной операции по освобождению территории Турции и Стамбула.

Из Синопа Михаилу Фрунзе и его спутникам, добираясь до затерянной в центре Малой Азии Анкары, пришлось проделать значительную часть пути на арбах промозглой осенне-зимней порой. Однозначно это была не туристическая поездка.

* * *

Двадцатого декабря Фрунзе уже держал речь в Национальном собрании Турции. Военная помощь со стороны советского правительства была как нельзя кстати. Положение на фронте для турецких сил в тот период было весьма угрожающим. В результате ударов сил Антанты фронт докатился почти до самой Анкары. Страны Антанты (военно-политического блока, победившего Германию, Австро-Венгрию и Турецкую империю в Первой мировой войне) и в первую очередь Британия, подобно алчному геополитическому маньяку, нацелились на гигантское наследие Турецкой империи.

Нефтяное будущее ХХ века было хорошо просчитано британскими аналитиками той поры. Через Палестину, Сирию, Ирак и Иран британские генералы выстраивали стратегию захвата бакинских нефтепромыслов и удушения молодой советской республики. Интересы Советского государства и пытающейся ввести республиканское правление, разгромленной, но не потерявшей государственности Турции совпали. Лидер турецкой армии генерал Кемаль провел удачный дипломатический маневр. Непосредственным результатом этих действий явился сепаратный договор, который Франция заключила с правительством Кемаля. Таким образом Париж надеялся ограничить влияние и оторвать новую Турцию от возможного союза с Советской республикой, устранив тем самым опасность распространения большевистского влияния на Ближнем Востоке. С этого момента еще более углубилось расхождение между Англией и Францией в важнейших политических вопросах: на западе — Германия и репарации (Версальский договор), на востоке — Турция и Греция (Севрский договор).

* * *

Начало 1922 года стало для Турецкой республики временем выстраивания стратегии будущего летнего наступления. Прибывший в Анкару Михаил Фрунзе и его спутники (Климент Ворошилов и Мате Залка) провели детальный анализ ситуации на фронте. Среди войск Антанты уже обнаруживались явные признаки деморализации ввиду затянувшейся военной кампании и неурядиц в руководящих кругах Греции. Опыт маневренной гражданской войны на территории России был предложен турецкому командованию Михаилом Фрунзе как система маневренных обходов, заставляющих противника оставлять позиции и выходить из них для встречного боя. Непосредственное участие Михаила Фрунзе в разработке планов летней военной компании Мустафы Кемаля, настрой Фрунзе как полководца на стратегию наступления выразились в августе 1922 года в переломе, которого добились турецкие войска. Вклад Михаила Фрунзе в победу Турции был высоко оценен Мустафой Кемалем. В его телеграмме советскому правительству говорится: «Тот факт, что советское правительство в целях заключения с нами договора о дружбе и еще более яркого подтверждения политических, экономических и других связей, существующих между двумя народами, послало к нам господина Фрунзе, одного из самых крупных политических деятелей и главнокомандующего, а также одного из самых доблестных и геройских командиров Красной армии, и то, что это решение было сообщено нам накануне Сакарийской битвы, в то время, когда враги объявили всему миру о том, что наше окончательное поражение является делом недалекого будущего, вызывает особенно глубокое чувство благодарности у членов Национального собрания».

В ноябре 1922 года Национальное собрание упразднило султанскую власть, и Турция окончательно стала республикой.

Позже в Лозанне, в 1923 году,  был подписан договор, который фактически поставил точку в разделе наследства бывшей Оттоманской империи и в формировании национального Турецкого государства.

* * *

Девяносто лет прошло с тех пор. В Турции имя Михаила Фрунзе увековечено в решениях Национального собрания Турции и запечатлено в бронзе главного мемориального комплекса этой страны.

В нынешней Молдове имени Михаила Фрунзе вы не найдете ни в мемориальных сооружениях, ни на страницах учебников истории.

От какого наследства мы отказываемся?

Михаил Лупашко
газета "Коммунист"

  • 19.07.2016
  • 1 просмотр
  • Версия печати
Tweet
0
 

Новости

  • 20:43
    Газета: В Париже погибло и уничтожено восемь боевиков
  • 20:43
    Газета: Теракты в Париже: более 120 погибших, 200 раненых
  • 02:36
    Газета: Выход из СССР обошелся Прибалтике дороже «советской оккупации»
  • 02:36
    Газета: Половина богатейших россиян планирует продать свой бизнес
  • 02:36
    Газета: Зачем либералам нести бред о “советской оккупации»
  • 02:36
    Газета: Филат может выйти из-под предварительного ареста

Читаемые

Новости спорта